Новости KPRF.RU
Рассвет ТВ. Александр Харчиков. Монолог советского патриота


Наша Родина Россия всегда выживала своим единством, своей общерусской соборностью, своей ...

«Об итогах избирательной кампании 2021 года и задачах партии по укреплению завоеванных позиций»


Выступление Первого заместителя Председателя ЦК КПРФ И.И. Мельникова 23 октября 2021 г. ...

Десять шагов к власти народа.


К СССР — Сильной, Справедливой, Социалистической Родине! Предвыборная программа ...

Фракция КПРФ покинула заседание сессии Верховного Совета Хакасии


Сегодня, 8 декабря 2021г., группа депутатов Верховного Совета Республики Хакасия покинула ...

Г.А. Зюганов поздравил жителей Оренбуржья с Днем образования области


Лидер КПРФ Г.А. Зюганов поздравил жителей Оренбуржья с Днем образования области. ...

Архивы публикаций
«    Декабрь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 

Разговор Захара Прилепина с иркутскими читателями: про ЕГЭ, национальную идею, политику, литературу и кино

Разговор Захара Прилепина с иркутскими читателями: про ЕГЭ, национальную идею, политику, литературу и кино


27 июня в рамках организованного компанией РУСАЛ фестиваля «На зеленой волне» Иркутск посетил писатель и общественный деятель Захар (настоящее имя – Евгений Николаевич) Прилепин. Из 19 городов, в которых проводится фестиваль, встречи с Прилепиным пройдут, помимо Иркутска, также в Ачинске, Братске и Новокузнецке.

В 18.00 в библиотеке им. Молчанова-Сибирского состоялась встреча с представителями СМИ, а спустя час в актовом зале той же библиотеки Захар Прилепин пообщался с читателями. К слову, новое здание библиотеки писатель похвалил, сказал что давно не видел таких современных объектов культуры.

На встречу с автором пришло порядка 250 человек. Прилепин немного рассказал о себе, ответил на вопросы журналистов и читателей. Мы публикуем самые интересные вопросы и ответы, прозвучавшие на двух встречах, разбив из их на три группы: «Политика», «Литература», «Музыка и кино»

Разговор Захара Прилепина с иркутскими читателями: про ЕГЭ, национальную идею, политику, литературу и кино


Политика


Про свою партийную принадлежность

Я человек левопатриотических взглядов, во многом моя позиция сформирована книгами, прочитанными еще в детстве: Гайдаром, поэзией Есенина, Маяковского, Багрицкого. Я состою в партии «Другая Россия» (создана вместо запрещенной НБП, не зарегистрирована – прим. авт.), на этих выборах буду поддерживать моих товарищей, например Сергея Шаргунова, который выдвигается по спискам КПРФ.

Про национальную идею

На мой взгляд, национальная идея сегодня должна быть – демография и образование. Мы должны родить и выучить 30 миллионов молодых людей. Новое, конкурентоспособное, как сегодня принято говорить, поколение.

Про российскую политику

Политика в России должна леветь. Нам надо добиться, чтобы наша элита вся была невыездная, чтобы они своих жен, тещ, собачек держали здесь. А в Европу за них будем ездить мы. Надо со всем этим фарисейством заканчивать. Голосуйте за левых.

Про «Единую Россию»

У нас очень мало структур, которым доверяет общество. Мы взрослые люди, и понимаем, что нет доверия «Единой России»

Про Сталина

Сегодня на щит поднимают не исторического Сталина. Сталин – это символ модернизации, это надежда выйти из болота. Его именем левые пользуются, чтобы «стереть самодовольную ухмылку с лица лавочника». Несмотря на все старания Сванидзе, он связан в общественном сознании с Победой, с массовым образованием крестьян.

- Что будет с братской Украиной в ближайшее время? Неужели она оторвалась навсегда?

Украинцы похожи на нас, но более возбудимые, горячечные, по-хорошему «детские». У нас иногда говорят «Украина сошла с ума», «Украина под властью фашистов»… Это не так. Украина – во власти компрадорского прозападного истеблишмента. Конечно, он опирается на правых, а порой откровенно фашиствующих молодчиков, но таких и им сочувствующих – не более 5-7%.

Половина украинцев смотрит на это с неприязнью, а треть – с ужасом. Украинское общество готов принять лидеров ДНР и ЛНР в качестве политиков всеукраинского масштаба. Например, на передаче у М. Ганапольского 52% украинских зрителей высказались за это. (На мой взгляд, никакой принципиальной разницы между элитами Киева, Москвы, Донецка нет. Всё это представители бизнеса. Так что единственная хорошая новость в данном случае – возможность уйти от отношений вражды – прим. авт.)

Про Олеся Бузину

Он был упертый, последовательный, настоящий русский украинец.

Про ДНР.

Если бы вы там побывали, вы бы подумали, что еще неизвестно какой город красивее: Донецк или Иркутск. В Луганске экономическая ситуация похуже, а вот дончане – потрясающие люди, у них в городе все вымыто, выскоблено. Не скажешь даже, что война идет. Но 10 минут от центра отъедешь – ад, Луна…

Захарченко национализировал довольно много всего, и денег в бюджет теперь приходит в два раза больше, чем до войны.

Захарченко – не левый. Он скорее рациональный политик. Он пытался строить обычную капиталистическую экономику, но быстро понял, что бизнес руководствуется только своими интересами, что контролировать его толком невозможно. Он начал национализировать все, строить самодостаточное государство.

Тут из России на него давят: «а давай вот эту фабричку нашему олигарху, а вот ту – и вовсе украинскому. А то бензин не дадим». А у него война, топлива масса нужна. То, что в России сложились капиталистические – я бы даже назвал их просто звериными – отношения. От этого всем тяжелее и россиянам, и Донбассу.

О проукраинских выступлениях в российских СМИ, ток-шоу и т.д.

Россия – свободная страна (спорное утверждение – прим. авт.), мы можем себе позволить, чтобы возможность высказываться имели и люди с другой точкой зрения. Она может быть нам неприятна, но завтра все может перемениться. Наступит новый 1993 год, у власти окажутся ультралибералы и уже нас не пустят на ТВ. (Если посмотреть на экономическую политику – становится очевидным, что у власти по прежнему находятся либералы, хоть и использующие охранительскую риторику – прим. авт.)

Про мемориальную доску Маннергейму в С.-Петербурге и памятник атаману Краснову в станице Еланской

Инициатором был министр культуры Мединский. Надо у него поинтересоваться, желательно, чтобы он озвучил тайную часть истории: что пообещали за это финны.

Очевидно, что общество установку мемориальной доски не поддерживает, нужно ее демонтировать и перенести в музей. Там уместны портреты и Гитлера, и Муссолини, и их союзников. А для увековечивания на мемориальных досках у нас хватает и собственных исторических персонажей, о которых пока мало известно.

Что касается моего личного мнения, я – человек красных, советских, левых взглядов, и реабилитация Маннергейма, Власова и прочих пособников Гитлера для меня неприемлема.

Кроме того, мы устанавливая такую доску лишаем себя возможности говорить о том, что на Украине героизируют Бандеру, Петлюру.
Что касается памятника Краснову – то он стоит на личном подворье. Если человек сошел с ума и устанавливает вот такое, но при этом никому не мешает – то может хоть статуэтки Геббельса собирать. Мои соболезнования.

Про переименование улиц

Решать должны горожане. Но каждая попытка переименования улицы из Петрова в Сидорова приводит к тому, что люди как минимум лезут в википедию, кто-то идет в библиотеку и узнают о том или ином историческом деятеле. (Как анонсировали организаторы, мнение Захара Прилепина по поводу переименования ул. Бограда и памятника Сталину в Иркутске прозвучит в эфире радио «Комсомольская правда» 28 июня – прим. авт.)

Про образование

То, что систему образования стали менять в соответствии с европейскими и не всегда разумными установками – это, конечно, зря. Необходимо возвращаться к советской классической системе, она готовила классных специалистов.

Про Сванидзе

Николай Карлович – историк, но плохой…

Разговор Захара Прилепина с иркутскими читателями: про ЕГЭ, национальную идею, политику, литературу и кино


Литература


О псевдонимах

У меня у прадеда имя было Захар, отца тоже многие звали Захаром. Когда я работал редактором газеты – писал очень много статей, приходилось использовать разные псевдонимы. Впоследствии, когда написал роман, решил использовать один из них. Так псевдоним и прижился. Теперь меня большинство людей, с которыми я общаюсь, называет Захаром, я и сам привык , когда на улице кричат «Женя!» - могу и не отреагировать.

С моими псевдонимами еще одна история связана. Я в свое время написал ряд статей против покойного ныне Бориса Немцова. Подписывался: Стомберт, Нисифоров, Прилепин. Тот разозлился, сказал: «Стомберта и Нисифорова уволить, Прилепин пусть работает». Больше Стомберт и Нисифоров в нашей газете не печатались.

- Насколько автобиографичны Ваши рассказы?

- Литература – она не про истории из жизни, она про слова, которые вызывают у читателя определенные мысли, эмоции. С другой стороны, как говорил Леонид Леонов (Захар – автор биографии этого писателя, вышедшей в серии ЖЗЛ – прим. авт.) «воздух детства пошел на строительство моих первых вещей». В этом смысле любая книга автобиографична. Та же «Война и мир» населена дядьями, знакомыми Льва Толстого. Хотя сам он в войне 1812 года не участвовал. В моих книгах многое взято из личного опыта, но не надо воспринимать их как протокол.

- Расскажите о вашей последней книге. О чем будет Ваша следующая книга?

- У меня недавно вышли две книги. Одна художественная – сборник рассказов «Семь жизней». Сквозная идея - как могла бы повернуться моя жизнь, если бы судьба пошла по другому. Вторая – скорее летопись:. «Все, что должно разрешиться…». Она посвящена событиям на Донбассе, при ее написании я использовал много информации, к которой имел доступ как помощник главы ДНР Александра Захарченко. Там есть вещи, которые, может, и не стоило бы для всех озвучивать. Но Захарченко посмотрел, сказал: «Ничего править не буду».

А следующая моя книга будет называться «Взвод. Офицеры и ополченцы русской литературы». Я отобрал 21 одну биографию писателей, участвовавших в различных войнах. Она выйдет через пару лет, возможно через год. А в дальнейших планах есть написать биографию Есенина.

Об отношениях с Валентином Распутиным

- Не скажу, что они были личные. Но я любил его творчество, это я говорю не потому что в вашем городе нахожусь. О Распутине высоко отзывался Леонов. В нем была безупречность поведения, не только гражданского, но и личного. Несуетность. Сейчас мы с его вдовой перезваниваемся.

- Молодежь сейчас читает мало. Не боитесь потерять читателя?

- Не боюсь. Я за год объезжаю 100-120 городов и везде люди собираются. 10 миллионов читателей, конечно, ни у кого сегодня нет, но 1-2-3 миллиона – это реально. На самом деле, у нас писатели по-прежнему в статусе. В Европе никто не спрашивает у писателя его мнение по вопросам политики, экономики. А у нас все в курсе позиции Акунина, Проханова…

- Чем Ваше творчество может заинтересовать 16-17-летних читателей. Ведь оно лежит довольно далеко от классической русской литературы, которая входит в школьную программу, герои не рефлексируют…

- Во-первых, русская литература очень разнообразна. Я буду очень благодарен, если вы мне объясните, в чем проявляется рефлексия Тараса Бульбы, его сына Остапа (аплодисменты, смех – прим. авт.) Есть много литературных произведений, где рефлексия выведена в область поступка.

Во-вторых, я не думаю, что юных читателей нужно специально чем-то заинтересовывать.

- Говорят, что российская литература неинтересна иностранным читателям, потому что концентрируется на российских проблемах, а не мировых.

_ Это неправда. Я недавно был в Румынии, там в топ самых популярных книг попали 4 российских: на первом месте – «Мастер и Маргарита», на 4 месте – Толстой, где-то в первой двадцатке – Достоевский, Чехов. И в целом в любой стране одна-две книги российские – в числе известных. Достоевский – вообще сильнее, чем Гюго, Марк Твен и Стивен Кинг вместе взятые. Вот о чем надо рассказывать в школе на уроках литературы. Молодежь тянется к успеху.

Про ЕГЭ

Мои тексты попали в ЕГЭ. Сначала у меня чуть не взорвался сайт, когда все готовились к сочинениям и полезли смотреть, нельзя ли их там прочитать. Потом я стал получать письма от родителей, учеников в таком духе: «мы написали, что герой проявляет равнодушие, а нам за это снизили балл. Скажите, он проявляет равнодушие?» Я отвечаю: «давайте я вам напишу бумагу, что проявляет». Я написал 5-6 таких писем, люди с ними пошли на апелляцию, им исправили балл (аплодисменты, смех – прим. авт.)

В целом, мне всегда очень интересно слушать чужие трактовки моих книг. Даже если я такого не подразумевал, когда писал, возможно и это там тоже есть.

- Сложно ли сегодня пробиться молодым писателям?

- Нет, литература – это все же не шоу-бизнес. Есть порядка 20 толстых литературных журналов, издательства, работающие с молодыми авторами. Каждая книга найдет своего читателя. Цензуры в литературе тоже нет. Если сегодня кто-нибудь напишет «Тихий Дон» или «Конармию» - оторвут с руками.

Про «раскрутку» авторов.

Можно на рекламной волне продать первый тираж. Один мой знакомый писатель и по совместительству олигарх развернул мощную рекламную кампанию, все метро было заклеено его плакатами, он проплатил, и 50 критиков дали ему положительные оценки. Мне предлагал за 700 долларов, но я отказался. Первый тираж в 10 000 экземпляров у него разлетелся, но потом люди прочитали, поняли, что уровень невысокий. И из второго тиража он продал только тысячу книг. Так что когда говорят, мол «автор просто раскручен» - это неправда. Акунин, Гришковец, Санаев, Сорокин, Пелевин – они все имеют своего читателя.

Про тиражи

Такого, как было в Советском Союзе, чтобы тебя опубликовали в журнале «Юность» и назавтра тебя знает вся страна, нет и, наверное, уже не будет. И во многом в разрушении этой системы поучаствовали сами писатели, когда в период перестройки кричали: «зачем эти большие тиражи? Никто столько не читает!». Теперь такой беспрецедентной господдержки литераторов нет, и многие поняли, что к чему. Некоторые так и не поняли. Мои оппоненты из либерального лагеря утверждают, что надо как на Западе, чтобы писатель получал доход, преподавая в университете. Но наши университеты не готовы к такой схеме. Максимум человек пять в нынешних условиях так устроятся.

Разговор Захара Прилепина с иркутскими читателями: про ЕГЭ, национальную идею, политику, литературу и кино


Музыка и кино


Про музыкальное творчество

- В конце 80-х – самом начале 90-х я был маниакально увлечен рок-н-роллом. Одновременно я много читал, особенно поэзии… Открою вам секрет, многие исполнители почти ничего не читают… По альбомам Константина Кинчева я всегда могу понять: вот сейчас он читает «Мастера и Маргариту», а сейчас – что-то другое…

Мне было лет 14-15, я писал тексты для своей группы, бренькал на гитаре. А спустя 20 лет я вспомнил свои увлечения, члены моей команды к тому времени профессионально занимались музыкой на достаточно высоком уровне. И мы выступаем, иногда сами, иногда совместно, например, с Александром Скляром.

Это не магистральная история моей жизни, она лично для меняя. Но я не стесняюсь своего занятия, наоборот, горжусь. Какие-то люди слушают, какие-то – смотрят клипы. В прошлом году мы дали 10 больших концертов. Есть своя аудитория…

- Во всем мире литература и кинематограф тесно связаны. Что выделяете в современном российском кино? Есть ли у него будущее? Каково Ваше отношение к отечественному кино?

- На Западе, чтобы книгу экранизировали, она должна стать бестселлером, по книгам многих авторов мирового уровня фильмов не снимают. В России завязка между кино и книгой покрепче даже… Но хорошие экранизации появляются очень редко (в качестве примера могу привести разве что «Географ глобус пропил» по книге Иванова).

У нас есть хорошие режиссеры: Борис Хлебников, Иван Вырыпаев (пока он не уехал в Польшу, мы дружили), Андрей Звягинцев (правда, его «Левиафан» я не смотрел: руки не доходят, да и слишком много шума было вокруг этой картины). (На наших ресурсах публиковалась рецензия на этот фильм, интересующимся рекомендуем ознакомиться – прим. авт.)

Просто ставка сделана на пошлое, низкое, подлое, сериальное мыло. Но это ж мы сами смотрим, сами несем создателям деньги. Тут некого винить, ну разве что кроме государства. Государство управляется «бабломером», им плевать, что будет с новым поколением, никакой воспитательной политики не ведется.

Правда, сейчас общество немного оздоравливается, я разговаривал с представителями НТВ, они говорят, что упал рейтинг криминальных передач; я надеюсь, что упадет рейтинг этих бесконечных «голубых огоньков». Сколько можно смотреть на этих упырей?

…Время от времени у нас снимают хорошее кино. Сейчас в Новосибирске снимается фильм, в котором мне досталась роль.

Разговор Захара Прилепина с иркутскими читателями: про ЕГЭ, национальную идею, политику, литературу и кино


Записал Андрей КАЛИНКИН, пресс-служба ОК КПРФ
Захар Прилепин, литература, кино, музыка, Донбасс, культура

0 не понравилось

Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Опрос посетителей
Согласны ли Вы с повышением пенсионного возраста?

САЙТЫ
Личный кабинет
#########