Новости KPRF.RU
2022-й: Итоги года лидер КПРФ Геннадий Зюганов подвёл в интервью телеканалу «Красная линия»


Представляем интервью Председателя ЦК КПРФ Геннадия Андреевича Зюганова телеканалу ...

Юрий Афонин: Основы культурной политики, заложенные в советский период, должны стать основой России будущего


2 февраля в Центральном выставочном зале «Манеж» в Москве состоялось ...

Программа «Темы дня» (03.02.2023) на телеканале «Красная Линия»


В ВЫПУСКЕ: Комфорт на словах, а не на деле: Микрорайон Университетский в Липецке за 15 ...

Республика Башкортостан. Рабочий визит Александра Ющенко и Юнира Кутлугужина в Кигинский и Салаватский районы


Депутат Госдумы Александр Ющенко и первый секретарь Башкирского рескома КПРФ Юнир ...

И.И. Никитчук: «Забытый» юбилей


12 января 2023 год исполнилось 120 лет со дня рождения Игоря Васильевича Курчатова. ...

Архивы публикаций
«    Февраль 2023    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728 

В.И. Ленин и диалектика. К постановке вопроса

Приближаемся к ленинскому подходу о «раздвоении единого». Роль в этом процессе науки и практики. Незавершённая статья В. И. Ленина (1870-1924) «К вопросу о диалектике» (1915) открывается положением: «Раздвоение единого и познание противоречивых частей его есть с у т ь (одна из „сущностей“, одна из основных, если не основная, особенностей или черт) диалектики» [3, с. 316]. Далее автор, в сжатой форме развивая свою мысль, свидетельствует: «Правильность этой стороны содержания диалектики должна быть проверена историей науки» [3, с. 316]. Значит, последняя во многом (но, конечно, далеко не во всём) отождествлена с постоянно осуществляющимся раздвоением единого. История науки — это не просто нечто уподобленное предметно воспроизводимой изменчивости мира (т. е. его диалектической преломляемости). Важно иметь в виду, что такое осуществление представлено тем же самым «продуктом» раздвоенности единого, обернувшегося предельно высоким уровнем -- социальной формой движения материи.

В.И. Ленин и диалектика. К постановке вопроса


История науки опосредованно — путём исследовательского охвата конкретики содержания объективной диалектики — способствует становлению диалектики субъективной (своевременно предстающей в качестве научной). Выстраиваясь диалектическим материализмом (т. е. вполне теоретически оформленной системой духовных ценностей), она, т. е. субъективная диалектика, настаивает на своём «родстве» с объективной диалектикой. Наслаиваясь на неё, субъективная диалектика — теперь уже как логика и гносеология, сложившаяся на базе социальной формы движения материи (предшествующим уровням материи такое просто не дано), -- способна не только разобраться в них (т. е. в нижележащих пластах Вселенной), но и путём снятия «переварить» огромные «залежи материи». Снова обратимся к В. И. Ленину. Касаясь «Капитала» К. Маркса (1818-1883), он пишет: «В „Капитале“ применена к одной науке логика, диалектика и теория познания [не надо 3-х слов: это одно и то же] материализма» [3, с. 301]. Здесь под словом «диалектика» В. И. Ленин имеет в виду её субъективный вариант, уподобленный логике и теории познания. Вместе с тем субъективная диалектика — это не только логика и теория познания, но и то, что связывает её с объективной диалектикой. Касательно логики и теории познания, скажем так, что, опираясь на них, субъективная диалектика овладевает объективно-диалектическим материалом (этим и обусловлена её соотносимость с объективной диалектикой). ...Наука становится посредником между обоими диалектическими уровнями. «Переваривая» отмечаемые «диалектические фигуры», социальная форма движения материи занята обработкой предшествующих ей материальных пластов, подводя их своей ювелирной работой к полноценному узнаванию. ...Объективная диалектика и диалектика субъективная тесно переплетаются с целью утвердиться общими перспективами. В условиях научно-технического прогресса (НТП), когда субъективное, налагаясь на объект, содействует их тесному совмещению, то с этим связана антропоморфизация в её иллюзорном «облике». Являясь, впрочем, метафорой применительно к действительному раскрытию случившегося, она (т. е. антропоморфизация) настраивает нас на то, чтобы — выразимся так — интимизировать связь субъективного и объективного с позиций поливариативной субъектности. Посредническая роль науки -- преимущественно естествознания -- позволяет конкретизировать характер связи человека и среды. Отметим также, что контактные — обоняние, вкус, осязание -- ощущения осуществляют обмен веществом, энергией, информацией в отношениях между человеческой телесностью и её окружением. Благодаря этому набираются жизненно значимые обороты.

Наука складывается прежде всего для того, чтобы теоретически их обеспечивать, и она в своём практическом применении выступает средством реализации внутреннего единства между открытой к жизни человеческой телесностью и окружающим мирозданием. ...Практически преломляемая наука способна к деяниям, недоступным теории. Об этом В. И. Ленин пишет: «Практика выше (теоретического) познания, ибо она имеет не только достоинство всеобщности, но и непосредственной действительности» [3, с. 195]. Понимаемая таким образом практика содействует тому, что уровни материи, предопределяющие социальную форму, способствуют преодолению того раздвоения единого, о котором говорит В. И. Ленин (и здесь он не одинок). Предстоит усвоить, что он имеет в виду, когда рассуждает о раздвоении единого. Условно соглашаясь с В. И. Вернадским (1863-1945), что жизнь вечна, понимаем это так, что она складывается вскоре после Большого Взрыва, осуществившего становление Вселенной из её сингулярного состояния (т. е. где-то в начале эры вещества). ...Почему единое — в данном случае сингулярность в ходе самоэлиминации — раздваивается? Для этого — полагаем -- есть важное основание. Оно, по нашему мнению, имеет такое истолкование. Дело в том, что в ходе Большого Взрыва Вселенная — с введением гравитации -- медленно упорядочивается: в ней по спирали сорганизовываются различные, следующие одна за другой, новые формы движения. Наконец, на вполне определённом уровне — утверждает В. И. Вернадский — зарождается жизнь. Вслед за В. И. Вернадским соглашаемся с тем, что жизнь вечна. Конечно, заявление о «вечности жизни» несколько условно. Однако оно соответствует действительному положению дел: жизнь во Вселенной возникает довольно рано. С её появлением произошло раздвоение единого материального носителя на его собственное содержание и на то, которым определилось развитие живой природы: нарождающаяся жизнь реализовала указанное раздвоение. ...С этим, надо думать, и связано утверждение В. И. Ленина: речь идёт о том, что данное раздвоение фиксирует отделившееся от неживого собственно живое начало. А это — согласимся — имело фундаментальное значение для Вселенной. С его реализацией сполна заявляют о себе законы объективной диалектики.

Работа, выполняемая законами объективной диалектики содействует развёртыванию перспектив Вселенной — в полном соответствии с её системной завершённостью. «Таким образом, -- пишет Ф. Энгельс (1820-1895), -- история природы и человеческого общества — вот откуда абстрагируются законы диалектики. Они, -- продолжает он свою мысль, -- как раз не что иное, как наиболее общие законы обеих этих фаз исторического развития, а также самого мышления. По сути дела, -- завершает Ф. Энгельс свою мысль, -- они сводятся к следующим трём законам:

Закон перехода количества в качество и обратно.
Закон взаимного проникновения противоположностей.
Закон отрицания отрицания» [7, с. 384].

Как и Большой Взрыв — повторимся, -- диалектика тоже исторична, проходя этапы, характеризующие эволюцию Вселенной — от физического уровня до её социального статуса. Приоритетным в диалектике выступает закон перехода количества в качество и обратно (и автор «Диалектики природы» отдаёт ему предпочтение — ставит на первое место). Он связан с оперированием таким срезом Вселенной, который ответственен за поступающую в его авуары массу. Что касается массы, она в складывающихся условиях — согласно А. Эйнштейну (1879-1955) -- являет собою преобразованную энергию. Масса придаёт Вселенной предметно выраженный материальный статус. Увеличивающаяся и под влиянием информации материально совершенствующаяся Вселенная устремлена к тому, чтобы не поддаться воздействию неопределённой дурнобесконечности. Последняя «гонит свой ряд», не считаясь с возможностью качественных преобразований. А между тем нарастающая количественно-качественная «уверенность» реальной действительности настаивает на подведении меры под складывающую процессуальность, выводящую её (т. е. сложившуюся предметно «зачищенную» определённость) на более высокий информативно насыщенный уровень, чем тот, с которого — а им предстала сингулярность -- начиналась Вселенная. Её исходом была — по Ф. Энгельсу -- механическая форма движения (сейчас в качестве фундаментальной означена квантовомеханическая форма). Согласно Г. В. Ф. Гегелю (1770-1831), складывается узловая линия отношений меры. Ею оперирует усиливающаяся информация, и это мы наблюдаем по мере становления всё более усложняющих Вселенную новых форм движения — физической, химической, биологической, социальной. О самой информации мало что известно, кроме того, что она, согласно выдающемуся отечественному философу А. Д. Урсулу (1936-2020), воплощает собою «отражённое разнообразие». Но и этого на сегодня оказывается достаточно, чтобы как-то — при опоре (пусть и) на не до конца раскрытую информацию -- разобраться в законах диалектики. ...Закон перехода количества в качество и обратно выстраивает объективную диалектику в её системно-структурной репрезентативности, опираясь на которую мы выходим на закон взаимного проникновения противоположностей (или закон единства и борьбы противоположностей). Он опирается на своеобразно реализуемую узловую линию отношений меры. Эта линия — повторимся — важна потому, что пресекает — в границах закона перехода количества в качество и обратно — развёртывание Вселенной в сторону дурной бесконечности, отличной от реальной бесконечности тем, что она, т. е. реальная бесконечность, будучи схваченная диалектикой, -- подчинена её законам. Надо полагать, что дурная бесконечность устранилась от диалектики — с выходом на «тупиковый ступор». Обратимся за разъяснением к авторитету Ф. Энгельса. «Бесконечность есть противоречие, -- говорит он, -- и она полна противоречий [6, с. 50]. Приводимую цитату можно понять так, что бесконечность есть нечто непосредственно схватываемое противоречиями, которые всякий раз её конкретизируют и тормозят парению «неотмирными высями». Поскольку противоречия — источник жизненности, то увязанная ими бесконечность чужда «дурного курса»: она не может «сказаться» дурнобесконечностью. Характеризуя её, т. е. дурнобесконечность, Ф. Энгельс ссылается на Г. В. Ф. Гегеля. «Бесконечный прогресс, -- отмечает Ф. Энгельс, -- есть, по Гегелю, унылая пустота, потому что он выступает только как вечное повторение одного и того же:1 + 1 + 1 и т. д.» [7, с. 559]. ...Довольно безнадёжное повторение случающегося, по мнению классиков мировой философии — Г. В. Ф. Гегеля и Ф. Энгельса — будем считать чем-то вроде дурной бесконечности. Выходит, там, где фрагмент предметного мира выпадает из сферы объективной диалектики (такое случается, к примеру в тупиковой ситуации), то означенный провал неминуемо заполняется «дурнобесконечностным приливом». Не нужно понимать его как что-то «потустороннее» -- нет, он пребывает рядом с нами и чаще всего в нас самих, показателем чего является настигающий индивида финал... В то же время «умная» бесконечность исключительно диалектична. Так, наша Вселенная, совершенствуясь, обрела себя в социальной форме движения материи. Прекратилась ли её эволюция в плане более «удачливого» материального структурирования? С некоторыми оговорками — да: так и есть. Однако умнобесконечностный прорыв Вселенной продолжается, и он неудержим. Порукой тому -- наполненность Вселенной социальной формой движения материи. Действительно, продуцируемая ею человеческая мысль беспредельна, и она придаёт Вселенной «умнобесконечностную неуязвимость». (Ф. Энгельс справедливо утверждал: «У нас есть уверенность в том, что материя во всех своих превращениях остаётся вечно одной и той же, что ни один из её атрибутов никогда не может быть утрачен и что поэтому с той же самой железной необходимостью, с какой она когда-нибудь истребит на Земле свой высший цвет — мыслящий дух, она должна будет его снова породить где-нибудь в другом месте и в другое время» [7, с. 363]).

Рассуждение о беспредельности рацио свидетельствует о том, что дурная бесконечность могла бы осуществиться при наличии лишь одного закона — закона перехода количества в качество и обратно. Но этому противостоят уже названные законы: взаимного проникновения противоположностей и -- отрицания отрицания (или двойного отрицания). ...Выше мы отметили, что закон перехода количество в качество и обратно, оперируя мерой, неизбежно пресекает возможность проявиться дурной бесконечности. Мера, в свою очередь, так оперирует предоставленной ей ситуацией, что, избегая различные виды случайностей, прежде всего устремлена к созиданию из подобных себе мерностей -- фокусом узловой линии отношений меры — того, что предстаёт предметно обусловленной завершённостью. Под её влиянием накапливающиеся количественно-качественные компоненты реальной действительности заявляют друг другу о несовместимости сложившегося положения дел с тем, как всё это должно реально выглядеть. Сказанное вызвано «обстоятельством», согласно которому узловая линия отношений меры, если с ней ничего не случится (т. е. если она не обретёт сдерживающих оборотов), своей базово сложившейся «узловой линейностью» обернётся упомянутой дурнобесконечностью. Выход из положения найден. Он сосредоточен на том, что информация как производная от становящейся Вселенной (образуя объёмный инфомассив -- особенно это видно по складывающимся реалиям НТР), прежде всего направлена на то, чтобы совершенствовать «вселенское тело». Как это ей (т. е. информации) удаётся, пока неясно ввиду того, что космологи «предрекают» самоэлиминацию Вселенной через «какие-нибудь» -- для «вечности» это мало о чём говорит -- десятки миллиардов лет. Но наиболее совершенный срез Вселенной — объективная диалектика (сполна «выкладывающаяся» именно достижениями социальной формы движения материи), — сподвигнутый инфомассивом к действию, стремится приостановить ожидаемую Вселенной жалкую участь. Отсюда природа делает ставку на востребованный ею закон взаимного проникновения противоположностей. Прежде всего согласно В. И. Ленину (и нам приходится это всякий раз повторять из-за стремления хоть в чём-то взглянуть на мир глазами Вождя), наблюдается — фокусом названного закона -- раздвоение единого, признание чего восходит к античности. Отмечаемое раздвоение В. И. Ленин воспринимает в его конкретно-историческом промере. Прежде скажем о том, что (как уже было пояснено выше) жизнь вечна: её простейшие формы заложены минувшими миллиардолетиями — а это почти «вечность»! Генезис её, т. е. жизни, явно соотносим с универсальным свойством материи — отражением. В. И. Ленин отмечает: « логично предположить, что вся материя обладает свойством, по существу родственным с ощущением, свойством отражения» [2, с. 91]. Иначе сказать: материи присуще свойство отражения в его конкретно-информационной завершённости. Отсюда «раздвоение единого», о котором говорит В. И. Ленин, можно рассматривать с того момента существования Вселенной, когда объективная реальность определилась противостоянием неживого и складывающейся при его посредничестве «живой жизни» (А. А. Григорьев, 1822-1864). Повторив сказанным здесь о «раздвоении единого», констатируем связанное с ним положение о том, что с этих пор объективная диалектика набирает силу названных трёх законов. ...Продолжим разговор о законе единства и борьбы противоположностей. Инфомассив, который его поддерживает, стремится названным законом закрепить статус живого (благодаря складывающейся биологической форме движения материи). Это созидается под влиянием оппозиции материальному миру. При этом мы вовсе не снимаем действия этого закона применительно ко всей Вселенной, но хотим подчеркнуть, что, поскольку объективная диалектика, эволюционируя, ярче всего находит себя в противостоянии живого и неживого, становится вполне объяснимой роль закона единства и борьбы противоположностей как если не основного (им всё-таки остаётся закон перехода количества в качество и обратно), то, тем не менее, главного закона объективной диалектики (отличие основного закона от главного, по нашему мнению, состоит в том, что закон перехода количества в качество и обратно, затверждая материальность Вселенной, предоставляет развернуться в ней закону единства и борьбы противоположностей, и последний главенствует «на плечах» предшествующего ему универсума — в границах уже сложившейся Вселенной). Таковым его считает В. И. Ленин. Не случайно незавершённая статья «К вопросу о диалектике» начинается с обоснования значимости закона единства и борьбы противоположностей. ...Итак, развивающаяся диалектика привела Вселенную к тому, что она, т. е. Вселенная, под воздействием социальной формы движения материи из вещи в себе (свидетельствующей о том, что она себя ещё не осознала) предстала вещью для себя (и это служит показателем того, что под влиянием человеческой духовности Вселенная уже обрела себя). Закон единства и борьбы противоположностей, обустроившись благодаря (выстроенной под влиянием закона перехода количества в качество и обратно) узловой линии отношений меры, сфокусировался на такой конструктивной обработке информации, которая удобнее всего осуществима в противоречивой соотнесённости противоположных по содержанию материальной и идеальной систем. Сказанным мы далеко не раскрыли суть закона единства и борьбы противоположностей, состоящей в том, что следует используемую им информацию увязать с предстоящими проблемами Вселенной (которая — отмечено было выше -- когда-то должна «сойти на нет»). ...Что касается закона отрицания отрицания (или двойного отрицания), он также примыкает к основному закону — с той, однако, особенностью, что двойное отрицание здесь следит за сохранением количественной составляющей этого закона. Если она вдруг оборачивается ничем, т. е. обнуляется, это значит, что диалектика сворачивается, и закон перехода количества в качество и обратно вынужден заново обустраиваться. С его обновлением начинает активизироваться закон двойного отрицания. Теперь он стремится к тому, чтобы посодействовать закону единства и борьбы противоположностей. Помощь заключается в том, что по результатам разрешаемого этим законом противоречия необходимо выбрать временную перспективу для рассматриваемой «диалектической чересполосицы». Если первое отрицание в законе двойного отрицания было связано с преодолением тупика, в котором оказался основной закон диалектики, то второе отрицание, связанное с приоритетами закона единства и борьбы противоположностей, способствует «свёртыванию» тормозных акций внутри закона единства и борьбы противоположностей. Выбору подлежит то направление, соответствуя которому осуществима положительная направленность исследуемой «проблемно-методологической спецификации», которая в снятом виде вбирает прежние достижения рассматриваемого закона. Закон отрицания отрицания, следовательно, тесно связан с двумя другими законам диалектики. Его двойное отрицание придаёт ей как системе динамическую напряжённость.

Единство объективного и субъективного срезов диалектики приоткрывает ленинское раскрытие её сути. До сих пор речь шла об объективной диалектике. Нужно заметить, что определение «объективный» не совсем соответствует содержанию, стоящему перед диалектикой. Ведь «объект» -- по сути посредник между субъектом и предметным миром. Этого посредника приходится отождествлять с последним. Но нас интересует сам по себе предметный мир. Однако если это так, он неизбежно сохраняется в качестве объекта, являясь не чем иным как продолжением воспроизводящей его нашей субъектности. С этим приходится мириться, поскольку философия как вид духовной деятельности прежде всего нужна индивиду, а не предметному миру. Раскрывая фокусом ленинского положения о раздвоении единого как условия диалектичной реализации предметного мира, мы содержательнее представляем объективную диалектику, структурно заданную триипостасностью выше воспроизведённых законов. При этом — повторимся -- закон единства и борьбы противоположностей выступает в качестве главного закона, а в основании отмечаемой структурированности пребывает закон перехода количественных изменений в качественные и обратно. [Ходом изложения хотелось бы вкратце коснуться формулировки Ф. Энгельсом той части этого закона, которая означена своеобразным «термином-словосочетанием»: «и обратно». Данный термин предлагает для осмысления ситуацию, согласно которой «обратность» (т. е.: «и обратно») несёт угрозу существования рассматриваемому закону из-за возможной несработки поля бозона Хикса, когда энергия не оборачивается массой и, следовательно, сохраняющаяся — на энергетическом уровне -- материальность Вселенной вещественно не подтверждается. Ф. Энгельс, ничего не зная о современной космологии и квантовой механике, тем не менее проявил себя — конечно, если мы верно улавливаем ситуативное «и обратно» -- в качестве гениального, подобного Демокриту (ок. 460 -- ок 370 до н. э.), натурфилософа. Правда, Ф. Энгельс отрицал метафизически схваченную натурфилософию, но сам-то он был подлинный диалектик, и материалистическая натурфилософия была ему по плечу.] Взаимосоотнесённость законов позволяет последовательно — раз за разом — раскрывать реально существующую бесконечность, отстраняясь от её «дурного реноме». На деле это связано с тем, что закон перехода количества в качество и обратно, благодаря связи (переходящей во взаимосвязь) между количеством и качеством, настаивает на материальном их обеспечении. Мера, характеризуя данную связь вполне завершённой, пресекает дурнобесконечностный её вариант складывающейся узловой линией отношений меры: последняя сорганизовывается претворяемой ею многомерностью. ...Настраиваемые линии «развязываемого узла» направлены на то, чтобы выполнять «требования» их создателя — Вселенной. Поскольку — повторимся -- по современным научным представлениям становлению Вселенной из Большого Взрыва предшествовала сингулярность, проясняется процесс последующего формирования такого её «атрибута» как объективная диалектика. Конечно, довольно условно звучит философский термин «атрибут» применительно к объективной диалектике, но здесь имеем в виду его производный характер в качестве носителя упорядоченности Вселенной. Объективная диалектика — как уже было сказано — структурирует Вселенную и сама совершенствуется её очертаниями. Тесная взаимосвязь между ними выводит Вселенную на уровень, в рамках которого она соответствующим способом претворяет законы диалектики. Будучи материальным образованием, она уделяет особое внимание закону перехода количества в качество и обратно. Это значит, что «успех дела» расширяющейся Вселенной напрямую зависит от её материальной природы — с дальнейшим выходом Вселенной на её «различные метаморфозы». Ведь «фактор» материальности мира, сулит, по словам В. И. Ленина, широкие исследовательские перспективы. «Ум человеческий, -- подчёркивает он, -- открыл много диковинного в природе и откроет ещё больше, увеличивая тем свою власть над ней» [2, с. 298]. Природа полна неожиданностей, которыми довольно успешно оперирует объективная диалектика. Она, к примеру, «разряжается» положением, согласно которому «электрон так же неисчерпаем, как и атом, природа бесконечна, но она бесконечно существует» [2, с. 277].

Применительно к рассматриваемой ситуации чаще всего задействованным оказывается закон единства и борьбы противоположностей. Выше было сказано, что прерогативой его является раскрытие раздвоения единого, по результатам чего всплывающая на повестку дня «живая жизнь» развёртывается в диалектической схватке с «косной материей» за «место под солнцем». Этот важный аспект деятельности закона единства и борьбы противоположностей — далеко не единственный в его широком амплуа. Рассматриваемый закон получает двойное указание. Прежде всего речь идёт о том, что объективная диалектика как система ограничивает его действия фактом своей системности. Закон единства и борьбы противоположностей не должен выходить за границы того, что определено положением о раздвоении единого. В таком случае он (т. е. данный закон) непосредственно связан с тем, что отмечаемое раздвоение находит себя в реализующемся противостоянии противоположных сторон. Разрешением этого противостояния «озабочена» уже сама Вселенная. Ей важно, что может последовать по итогам его, т. е. отмечаемого разрешения. Коль скоро говорим о нём, нам не терпится получить результат, связанный с более высоким уровнем вселенского совершенствования. Собственно, мы уже имеем его, воплощённым в идеальной реальности. Вместе с тем Вселенная, будучи открытой для «всех ветров», стремится к тому, чтобы на материале социальной формы движения материи произошло её — Вселенной — дальнейшее совершенствование. С этой целью она обращается за помощью к закону отрицания отрицания. Его специфика как материального образования сводится к тому, чтобы указывать направление, которым определено движение затрагиваемой (материальной или идеальной) реальности.

...Из сказанного видно, что объективная диалектика — при всей своей системности — «припечатана» «руководящими установками» с — выразимся так — Целым Вселенной (Целое здесь соответствует тому, что делает Вселенную открытой и одновременно системно завершённой). Благодаря этому Вселенная в своём атрибутивном воспроизведении вполне диалектична: вбирая помощь со стороны диалектики, она — вместе с тем -- испытывает её благотворное воздействие. И ещё мы уяснили: объективная диалектика — весьма значимый срез Вселенной, предписывающий ей дальнейшие шаги. Сегодня мы видим, что Вселенная, итогово воспроизведясь социальной формой движения материи, благодаря чему она — Вселенная — обернулась идеальной сущностью за счёт всё большей утверждаемости в качестве вещи для себя, -- так вот открывающиеся перспективы её самореализации важны для включённого в неё человечества. Продолжится ли далее отмеченное выше раздвоение единого или оно — единое -- где-то свернётся, растворяя Вселенную в предполагаемом «беспросвете», -- мы не знаем. Как всё это «обессудится», поживём — увидим. Конечно, ничего мы не увидим и можем, как и наши далёкие потомки, лишь предполагать… Но обратимся ко второй части приводимого ленинского высказывания из его незавершённой статьи. Там говорится о познании противоречивых частей. Получается так, что обе эти стороны высказывания дают нам представление о том, что В. И. Ленин называет сутью диалектики.

Попытаемся в этой сути разобраться: ещё раз напомним часть текста начального абзаца разбираемой статьи, где сказано: «Раздвоение единого и познание противоречивых частей...». Здесь «раздвоение единого», как мы помним, есть объективная данность, составная часть предметного мира. Она не зависит от человека и существует сама по себе. Но вот «познание противоречивых частей» воплощает собою духовно выраженное человеческое состояние. Оба этих, казалось бы разнородных компонента, составляют, по В. И. Ленину, то, что «есть с у т ь (одна из „сущностей“ , одна из основных, если не основная, особенностей или черт) диалектики». Используя термин «с у т ь» в его курсивном исполнении, В. И. Ленин явно придаёт ему особое значение. Полагаем: оно сводится к тому, что под с у т ь ю надлежит понимать что-то глубинное в его явленности. Это с одной стороны; с другой — рассматриваемая с у т ь преподносима ею же самой, но как бы с позиций другого. Другой — это „Я“, представший голограммно выверенным, т. е. наглядно осуществившимся.

Применительно к рассматриваемому положению дел мы хотим показать, что раздвоение единого, репрезентируемое объективной диалектикой, аналогично другому, т. е. тому, что непосредственно выступает собственно рассматриваемой нами с у т ь ю. Но положение, связанное с познанием противоречия как результата раздвоения единого и соотносимого с тем, что обеспечивается гносеологией как субъективной диалектикой, позволяет — повторимся -- наложить субъективную диалектику на диалектику объективную. Послушаем Ф. Энгельса. «Диалектика головы, -- свидетельствует он, -- только отражение форм движения реального мира, как природы, так и истории» [7, с. 519]. Приводимая мысль затверждает единство «диалектической иерархии»: специфика природы как неодушевлённой сферы и особенности истории, которыми характеризуется жизнь, не мешает им в равной мере быть диалектически насыщенными субстанциями. Мы имеем перед собою тесный союз двух диалектических уровней, воспроизводящих спираль всеобщего совершенствования материи. Важным для нас в приводимой цитате будет то, что каждый более высокий пласт материального мира в снятом виде вбирает из предшествующего «слоя» нужный ему материал. На этом непременно настаивает закон отрицания отрицания. Приведём ещё одно значимое для нас положение классика. «Так называемая объективная диалектика, -- сообщает он, -- царит во всей природе, а так называемая субъективная диалектика, диалектическое мышление, есть только отражение господствующего во всей природе движения путём противоположностей, которые и обусловливают жизнь природы своей постоянной борьбой и своим конечным переходом друг в друга, resp. в более высокие формы» [7, с. 526]. ...Ф. Энгельс выражает установку, согласно которой субъективная диалектика, выявляя объективно существующие противоположности, открывает жизненные перспективы фактом своего бытия. Опираясь на две вышеприведённые цитаты, считаем, что диалектика едина применительно ко всем уровням объективной реальности, и совершенствование её достижимо при активном участии субъектности в её субъективно-диалектической собранности. И здесь важно подчеркнуть, что, налагаясь на объективную диалектику, диалектика субъективная, вбирая содержание всего того, что наработано объективной диалектикой, тем самым завершает постижение с у т и в её полновесном объёме. Следовательно, субъективная диалектика — наряду с диалектикой объективной — выражает эту суть как с у т ь теперь уже единой диалектики, охватывающей все уровни Вселенной — от механического до социального (включая его идеальный пласт). При этом словосочетание «субъективная диалектика» -- фактом принадлежности к социальной форме движения материи, которая (т. е. данная форма) в качестве высшего уровня Вселенной выступает её объектной составляющей, — вполне соотносимо с понятием «объективная диалектика». Такое сопоставление допустимо ввиду однопорядкового подобия единичного (т. е. социальной формы движения) общему (т. е. другим формам движения, заполняющим «поле» Вселенной). Значит, субъективная диалектика и диалектика объективная — как было сказано выше -- не отделены друг от друга, но сцементированы единством. ...В снятом виде вбирая объективную диалектику, диалектика субъективная затверждается своей бытийностью — как это не покажется странным -- в духе следующего утверждения Парменида: «Одно и то же — мышление и то, о чём мысль, // Ибо без сущего, о котором она высказана, // Тебе не найти мышления» [5, с. 291].

Уточняем содержание субъективной диалектики. Место практики в ленинском революционно-преобразовательном учении. Далее сошлёмся на довольно проблемную мысль В. И. Ленина. «Сознание человека, -- пишет он, -- не только отражает объективный мир, но и творит его» [3, с. 194]. Сложность приводимого положения, на наш взгляд, заключается в том, что сознание, о котором идёт речь, должно быть соединено с различными видами практики — вплоть до такого её уровня, когда бы материально воспроизводимое дело рук человека могло обернуться светом истины в её отражательном преломлении (напомним, что отражение как универсальное свойство материи является источником социально охваченного идеального). И рядом с выше приводимой цитатой предлагаемый текст даёт очевидное разъяснение. Ранее мы уже знакомили с ним читателя. Считаем, что для рассмотрения творящегося — по Ленину -- нового мира практика в её соотнесённости с теорией образуют тот сплав, соответствуя которому она, т. е. практика, становится выше (теоретического) познания, ибо она имеет не только достоинство всеобщности, но и непосредственной действительности» [3, с.195]. И, наконец, В. И. Ленин напрямую сопрягает «з а к о н п о з н а н и я (и закон объективного мира)» [3, с. 316]. Становится возможным отождествить субъективное и объективное как единичное и общее, благодаря чему оба эти начала обеспечивают вселенский прогресс. В то же время субъективная диалектика как высший «этаж» диалектики как таковой способна избегать всякую догматизацию. Это важно иметь в виду, поскольку в прошлом субъективная диалектика, свёртываясь, сдерживала совершенствование общественных отношений. Именно так с научно-методологических позиций объясним не выдерживающий критики духовный застой поздних советских времён. Догматизация диалектики была обусловлена тем, что субъективная диалектика задыхалась от отсутствия свежего воздуха — в данном случае из-за «пресечения» «правящей верхушкой» подлинно научно-практического взгляда на общественные отношения. К тому же диалектика применялась в одностороннем порядке, который соотносил её с отражательностью. Но эта важная функция не должна заслонять то в диалектике, что В. И. Лениным названо её сутью. Отсюда «познание» применительно к диалектике является воспроизведением её сути, что делает его бытийно наполненным. «Познание» здесь сближается с «постижением». Что же касается «теории познания» (или «гносеологии»), она несёт функциональную нагрузку и не тождественна «субъективной диалектике».

Вместо заключения. Учение В. И. Ленина о диалектике — условие новых диковинных открытий. Выше было отмечено, что диалектика Вселенной ведь тоже с чего-то начиналась. Да, в начале она реализовалась Большим Взрывом, далее, совершенствуясь, воспроизвела упоминаемое раздвоение, оставаясь именно объективной диалектикой. Затем, эволюционируя, Вселенная — на высшем этаже своего бытия -- обернулась социальной формой движения материи. И эта последняя в диалектическом раскладе предстаёт уже субъективной диалектикой. Всё идёт по актуальным закономерностям, и нам нет оснований отгораживать субъективную диалектику от диалектики объективной. Поскольку субъективная диалектика структурируется диалектикой объективной, напрашивается какой-то новый термин воспроизводящий их единство. ...Пока это не главное, на что могут быть востребованы какие-то усилия. Но очевидность подсказывает: В. И. Ленин на голову перерос своих современников умением мыслить и действовать соответствуя диалектике фокусом пока не найденного термина. Прав С. А. Есенин (1895-1925), сказавший о В. И. Ленине: «Средь рёва волн // В своей расчистке, // Слегка суров // И нежно мил, // Он много мыслил // По-марксистски, // Совсем по-ленински // Творил» [1, с. 205]. Или ещё — В. В. Маяковский (1893-1930), провидчески сообщающий о Вожде: «Землю всю охватывая разом, // видел то, что временем закрыто» [4, с. 458]. Кстати, как великий поэт-мыслитель В. В. Маяковский приводимым стихом подытоживает наше рассуждение о том, что мгновенно «поглощая» внутренним взором реальную действительность, В. И. Ленин снимает «разделительную линию» в отношениях между субъектом и объектом. И воспроизводимая этим суть диалектики (включающая её объективный и субъективный уровни), как мы попытались её воспроизвести по незавершённой статье В. И. Ленина, имеет право на существование. Подытоживая сказанное, видим, что неизданный при жизни труд В. И. Ленина может найти поливариантное прочтение. В. И. Ленин предоставляет такую возможность каждому заинтересовавшемуся творчеством этого великого человека. Нужно только бережно относиться к бессмертному наследию того, о ком товарищ Сталин И. В. (1879-1953) сказал: «Помните, любите, изучайте Ильича, нашего учителя, нашего Вождя».

Список использованной литературы

1. Есенин Е. А. Капитан Земли / С. А. Есенин // Библиотека всемирной литературы. Серия третья. -- Москва: Изд-во «Художественная литература», 1973. -- С. 204-206.
2. Ленин В. И. Материализм и эмпириокритицизм / В. И. Ленин // Полное собрание сочинений. Издание пятое. -- Москва: Гос. изд-во полит. лит., 1961. -- Т. 18. -- 535 с.
3. Ленин В. И. Философские тетради / В. И. Ленин // Полное собрание сочинений. Издание пятое. -- Москва: Издательство политической литературы, 1973. -- Т. 29. -- 782 с.
4. Маяковский В. В. Владимир Ильич Ленин / В. В. Маяковский // Библиотека всемирной литературы. Серия третья. -- Москва: Изд-во «Художественная литература», 1969. -- Т. 168. -- С. 453-523.
5. Фрагменты ранних греческих философов. Часть I. -- М.: Издательство «Наука». -- 576 с.
6. Энгельс Ф. Анти-Дюринг // К. Маркс, Ф. Энгельс. Соч. Т. 20. 2-е изд. М.: Госполитизда, 1961. С. 15-338.
7. Энгельс Ф. Диалектика природы // К. Маркс, Ф. Энгельс. Соч. Т. 20. 2-е изд. М.: Госполитиздат, 1961. С. 339-628.

Николай Сергеевич КОНОПЛЁВ, доктор философских наук, профессор, заслуженный работник высшей школы Российской Федерации
Ленин

0 не понравилось

Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Опрос посетителей
Согласны ли Вы с повышением пенсионного возраста?

САЙТЫ
Личный кабинет
#########