Новости KPRF.RU
Д.Г. Новиков на Первом канале о поддержке Китаем России, угрозе для Запорожской АЭС и перспективах «перековки» украинских вояк


Позиция европейских властей грозит миру далеко не только политической катастрофой. Это в ...

Двадцать неотложных мер для преображения России


Россия вновь оказалась на крутом переломе своей истории. Особые условия открывают новые ...

Рассвет ТВ. Сергей Гаврилов. России нужна новая индустриализация


Степень развития производственной базы определяет уровень национальной безопасности ...

Олег Лебедев выступил на праздновании Медового Спаса в Федеральном научном центре пчеловодства


Депутат Государственной Думы поздравил многочисленных участников мероприятия с праздником ...

Юрий Афонин в эфире «России-1»: Советский опыт организации массового общедоступного санаторно-курортного отдыха должен быть востребован и сегодня


Первый заместитель Председателя ЦК КПРФ Ю.В. Афонин принял участие в программе ...

Архивы публикаций
«    Август 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 

Статус субъектности в ленинском измерении. Основные вехи учения В. И. Ленина

Реагируем на обвинения В.И. Ленина в утопизме

Остановимся на отдельных сторонах учения В.И. Ленина (1870-1924), под влиянием которых мир успешно может быть усовершенствован. Так, Вождь мирового пролетариата придавал особую значимость исторически выверяе-мой субъектности (и это кому-то покажется исполненным утопизма. – Так ли это?). Обратим внимание на эту сторону его наследия.

Статус субъектности в ленинском измерении. Основные вехи учения В. И. Ленина


В.И. Ленин был марксистом. От старшего брата Саши (1866-1887) юный Володя Ульянов познакомился с «Капиталом» К. Маркса (1818-1883). Марксизм – учение, которое, раскрывая законы общественного развития, обосновывает идею социального равенства.

В сороковых-восьмидесятых годах XIX столетия, когда формировался диалектический и исторический материализм, земная среда – при отсутствии глобальной техносферы – воспринималась вполне самодостаточной. Полагалось лишь, осуществив пролетарскую революцию, – утвердить социальное равенство. К нему стремится человечество, довольно часто предаваясь утопиям (утопия – «место которого нет»). Последние, однако, упорно вселяют энергию нового – общечеловечного – поиска «земли обетованной»; и стремление к достижению «светлого завтра» – невозможно пресечь.

Был ли присущ Владимиру Ильичу Ленину утопизм? С точки зрения Г.В. Плеханова (1856-1918) – да. Основоположник отечественного марксизма считал установку В.И. Ленина на социалистическую революцию в России преждевременной, а следовательно иллюзорной, т. е. подверженной утопии (попутно отметим, что иллюзия как результат невыверенности – «обмана» – чувств даёт неадекватное восприятие действительности, предопределяя – теперь уже на рациональном уровне – её утопический статус; видя в утопии логически завершённую иллюзию, можно их совмещённое состояние отождествить с мечтой). Он – Г.В. Плеханов – полагал, что пока капитализм не овладел хозяйственным механизмом страны, мечты о пролетарской революции – явно несостоятельны. Но сегодня мы знаем: Великая Октябрьская социалистическая революция 1917 года свершилась ленинским вариантом, вне которого её бы не было (а то, что могло произойти, – никто не знает).

Однако, продолжают возражать оппоненты, коль скоро пролетарии победили, что же они прикрылись «капитализированным нэпом»? …Набирает силу количество приписываемых большевикам «заблуждений». Как тут быть? Посмотрим. …

Обратившись к народному творчеству, находим его подверженным утопизму. Все эти «По щучьему веленью, по моему хотенью», «Не было ни гроша, да вдруг алтын», «Встань передо мной, как лист перед травой», «Кто не курит и не пьёт, тот здоровеньким умрёт» свидетельствуют о том, что наша территориально-общинная – в отличие от западноевропейской кровно-родственной – цивилизация, прячась за утопию, продолжала набирать силы и в нужный момент заявляла о себе полным голосом – да так, что до сих пор мало никому не показалось. Прерываясь народными взрывами, она, т. е. отечественная цивилизация, «сминала» утопии подлинно прогрессивными достижениями, таким как: совершенствование государственного устройства (при царях Иване III Васильевиче /1440-1505/, Иване IV Грозном /1530-1584/, императоре Петре Великом /1672-1725/, руководителях Советского государства В.И. Ленине и И.В. Сталине / 1879-1953/); всенародно осуществлённый трудовой подвиг, приведший к построению социализма в отдельно взятой стране – СССР; приобщение проживающих на одной территории народов к паритету в отношениях с коренными россиянами; героизм, самопожертвование в борьбе с врагами Отечества (ярчайший пример – личность Героя Советского Союза Зои Космодемьянской /1923-1941/); бескорыстное стремление постоять «за други своя» (что в религиозном плане характеризует русский народ как «народ богоносец»); высочайшие достижения в культуре, поведавшие человечеству об уникальном величии русской души.

Но есть и «оборотная сторона медали», также «взлелеянная» общинно-цивилизационным прошлым. …Одно из замечаний в адрес народа дадим высказать самому В.И. Ленину. «Мы, – отмечает Ильич, – народ по преимуществу талантливый, но ленивого ума» [1, с. 454]. Названный Вождём «ленивый ум» часто склонял талант его носителей к утопизму; и В.И. Ленин как стратег революционных преобразований, прекрасно это осознавая, преодолевал, к примеру, послереволюционный «военный коммунизм» хозяйственно развернувшимся «утопическим нэпом» (впрочем, его введение государством рассматривалось частью населения в качестве антиутопии из-за того, что находящаяся в руках пролетариата государственная власть, казалось, медленно стала сползать в сторону буржуазии, возрождающейся двадцатыми годами минувшего столетия). …Нэп для В.И. Ленина не являлся утопией и был «шагом назад» с целью выбора нужного пути в построении социализма. Со стороны же это могло показаться свёртыванием революционных завоеваний.

Глубоко разбираясь в психологии масс, В.И. Ленин воспитывал их в духе научного мировоззрения, и элементы утопизма здесь постепенно сходили на нет. Указанными «духовными качелями», как мы уже сказали, столетиями специфицировалась отечественная действительность. В.И. Ленин – тот Человек с Большой буквы, который, активизируя талантливость народа, своими героическими усилиями ликвидировал «утопическое болото». И, отводя Вождю особое место в российской и мировой истории, А.М. Горький (1868-1936) признаётся: «Меня изумляла его нечеловеческая работоспособность» [1, с.448]. Не считая народ безгрешным, В.И. Ленин подставляет конкретным его представителям своё плечо – прежде всего в бытоповседневе. Опять используем бесценное свидетельство А.М. Горького. «В тяжёлом, голодном 19 году, – сообщает он, – Ленин стыдился есть продукты, которые присылали ему товарищи, солдаты и крестьяне из провинции. Когда в его неуютную квартиру приносили посылки, он морщился, конфузился и спешил раздать муку, сахар, масло больным или ослабевшим от недоедания товарищам» [1, с.454]. …Из вышеприводимого – и довольно справедливого – замечания В.И. Ленина в адрес соотечественников делаем вывод о том, что он – В.И. Ленин – изнутри, а не со стороны постигает Великую Русь, и люди платят ему тем же. (Заметим в скобках: признание В.И. Ленина: « – А мало я знаю Россию. Симбирск, Казань, Петербург, ссылка и – почти всё!» [1, с. 449] свидетельствует о том, что, «согласившись» с Ильичом о «малом» знании им России, мы тем не менее убеждены в глубоком постижении этим человеком её сути. Отсюда «малое» служит иллюзорным прикрытием того «трансцендентного», т. е. субстанциально воспроизводимого, благодаря чему, по выражению Вождя, «мир, хочет не хочет, а – перевернётся» [1, с. 450]. В этом – «сила правды Ленина» [1, с.445]. Соответствуя установке: «Большое – в малом», выражение: «А мало я знаю Россию» является утопическим – вольным или невольным – прикрытием того, что фактически представляет собою «феномен Ленина». Выходит так, что «утопизм» В.И. Ленина связан с недооценкой им самого себя. В определённой мере это допустимо, соответствуя сократовскому: «Я знаю, что ничего не знаю». Ибо – выразимся так – допускаемая допустимость по отношению к себе способствует открытию действенных перспектив для окружающих В.И. Ленина народных масс.

Как субъект деятельности В.И. Ленин соткан из противоречий российской действительности. Он, однако, разрешая их, указывает окружающим верный путь к истине. …Необыкновенный Человек – он охватил своей заботой не только переживаемые тогдашним обществом проблемы, но и как таковую – социальную форму движения материи.) Пойдём далее. Другой «оборотной стороной медали» можно, к примеру, счесть стремление к уравниловке, когда индивидуальное начало, поглощаясь «коллективными интересами», завершается «обломовской ленью». Такое не редкость и в наши дни. Дальше – больше. Случается неоправданная (т. е. «утопически запрограммированная») доверчивость правящей верхушки (но это характеризует и широкие слои населения) к недругам («семибоярщина» 1610-1612 гг.), оборачивающаяся предательст-вом Родины (А.М. Курбский /1528-1583/, М.С. Горбачёв / р. 1931/, Б.Н. Ельцин /1931-2007/). Наконец, столетиями длившееся крепостничество, вызывая народную ненависть к угнетателям, способствует разгоравшейся классовой борьбе – сначала в виде крестьянских бунтов, войн (С.Т. Разин /1630-1671/, Е.И. Пугачёв /1742-1775/), затем – первой русской (1905-1907) и пролетарской (Октябрь 1917 г.) революций. Ничем не сдерживаемая в этих крайних условиях спровоцированная эксплуататорами психика угнетённых масс вымещала на имущих свою ненависть.

Духовность А.С. Пушкина поддерживает В.И. Ленина

…В интересующем нас плане обратимся к А.С. Пушкину (1799-1837), отразившему пугачёвщину историческим исследованием «История Пугачёвского бунта» (1834), повестью «Капитанская дочка» (1836). (Термин «пугачёвщина» несёт основной и дополнительный смыслы: это и народная война, и её побочные последствия.) Завершая повесть, А.С. Пушкин будто бы с прискорбием извещает: «Не приведи бог видеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный» [16, с. 655]. Эта фраза, вмещая утопию, включает и её преодоление. Действительно, если бог пресекает наблюдение за разразившимся беспорядком, последний обретает «иллюзорный просмотр». Мы можем лишь догадываться, что происходит там. Однако бог – тоже воплощённая иллюзия, и нам стоит обратиться к «рассказчику» романа за разъяснениями. Они касаются связи Е.И. Пугачёва с организованной им «пугачёвщиной».

…Повествователь рисует облик положительного ( по крайней мере в отношении П. Гринёва) человека – Емельяна Ивановича Пугачёва. «Пугачёвщина» же являет собою разрешение – в форме гражданской войны – классовых противоречий. Борьбу возглавил несомненно выдающийся «ставленник» народных масс. «Рассказчик» хотел бы уяснить причины конфликта, потрясшего основы Российской империи. Но ему трудно представить характер связи между Пугачёвым-человеком и Е.И. Пугачёвым – руководителем массового антикрепостнического движения. Тогда за осмысление изображаемых собы-тий берётся уже не рассказчик, но автор «Капитанской дочки» – сам А.С. Пушкин. Ведь это он выбрал сюжет и доверил его художественное исполнение «рассказчику», не до конца справившемуся с поставленной писателем задачей. Складывающаяся диалектика «”писатель” – “рассказчик”» ведёт к тому, что выставленная А.С. Пушкиным тема «капитанской дочки» в чём-то главном недоступна рассказчику. Последний не осознал, что после ссоры между персонажами повествования наступит согласие, и примирение несёт женское начало в лице Маши – «капитанской дочки». Утверждая это, А.С. Пушкин возносится над временем и подаёт руку своим нынешним почитателям.

Позиция классика мировой литературы, великого русского мыслителя прикрыта «утопическими очертаниями». Однако отечественное цивилизационное обустройство, в котором социально выраженная устойчивость всегда имела действенное претворение, подсказывает поэту: «капитанская дочка» (т. е. женское начало) поможет в созидании социального совершенства на Руси. Сказанное о А.С. Пушкине как «нашем всё» (выражение: «Пушкин – наше всё», прозвучавшее в 1859 г., принадлежит поэту и литературному критику А.А. Григорьеву /1822-1864/ ), также применимо к личности В.И. Ленина. Но если А. С. Пушкин в «Капитанской дочке» может спрятаться за рассказчика, поручив ему излагать жизненную конкретику (а сам в это время предаётся мечтаниям о «светлом будущем», которое внесёт в жизнь «капитанская дочка»), то у В.И. Ленина нет своего «alter Ego». В.И. Ленин должен непосредственно совмещать в своём личностном начале традиционную отечественную иллюзорность с «обычной разнарядкой дня». …В.И. Ленин успешно справляется с этой неимоверно трудной задачей. Так в своей гениальной статье «О кооперации» (1923) Владимир Ильич, ещё относительно недавно – вслед за К. Марксом (1818-1883) – утопически недооценивал использование кооперации в революционных преобразованиях крестьянских хозяйств, но теперь он находит в ней мощный резерв в построении социализма. Подтвердим сказанное текстами из трудов В.И. Ленина.

В рецензии на книгу К. Каутского (1854-1938) «Аграрный вопрос» (1899) читаем: «Разбор вопроса о товариществах в сельском хозяйстве приводит Каутского к тому выводу, что они выражают собою несомненный прогресс, будучи, однако, переходом не к общинному производству, а к капитализму; товарищества не уменьшают, а усиливают превосходство крупного производства в земледелии над мелким» [4, с. 90]. «Ранний» В.И. Ленин поддерживает К. Каутского, который пропагандирует взгляды К. Маркса на кооперацию. «Кооперация, – утверждает К. Маркс, – остаётся основной формой капиталистического способа производства, хотя в своём простом виде она сама представляет собой лишь особую форму наряду с другими, более развитыми её формами» [11, с. 347]. Солида-ризируясь по проблеме кооперации с марксизмом, молодой В.И. Ленин как бы недооценивает возможность конструктивного её рассмотрения. Это свя-зано с господствующей частнохозяйственной практикой того времени, под-чиняющей кооперацию интересам капитала. Однако заимствуя из нового – революционного – учения методологию поиска, В.И. Ленин обнаруживает глубинные перспективы кооперативного движения, характерные для мелко-товарной отечественной стихии. …В.И. Ленин не просто использует коопе-рацию в достижении преимуществ социалистического ведения хозяйства. Значимым здесь будет то, что кооперация, освобождая труд от ига капитала, выступает мощным средством формирования нового человека, очерченного границами общинно устраняемого социального отчуждения.

Осуществлённая большевиками во главе с В.И. Лениным Великая Октябрьская социалистическая революция (1917) очертила место субъектности в объективно сорганизовываемых законах общественного развития. Рождённая коллективом личность нового человека творчески обогащает его, позволяя обществу провозглашать востребованные им идеалы, заземлять их трудовым энтузиазмом. Это фокусируется усиливающейся индивидуализацией социума. Рассматриваемый факт оказывает воздействие на объективно протекающие законы общественного развития, и с поглощением капитализма империализмом упомянутым здесь фактом (в его негативном преломлении) становится наступающий капитал. Так, общаясь с писателем-фантастом – он же философ-эмпириокритик – А.А. Богдановым (1873-1927), В.И. Ленин рассуждает: «Вот вы бы написали для рабочих роман на тему о том, как хищники капитализма ограбили землю, растратив всю нефть, всё железо, дерево, весь уголь. Это была бы очень полезная книга, сеньор махист [1, с. 438]. Из приводимой цитаты видно, что «хищники капитализма» восприняты В.И. Лениным как представленное «субъективным фактором» и широко дающее о себе знать объективно воспроизводимое зло. Но здесь же скажем, что ему противостоит общечеловечно насыщенное добро, во имя которого свершился руководимый В.И. Лениным Великий Октябрь, внесший чрезвычайно значимую положительную корректировку в действие законов общественного развития. Осмысливая содержание объективно-исторических закономерностей сквозь призму усиливающейся роли положительно заявившего о себе субъекта (выразителями которого, как мы видим, для В.И. Ленина являются простые труженики, выступающие против глобально сорганизованного – со знаком минус, о чём тоже Вождь свидетельствует, – капитала), строгий диалектик, образно говоря, отыскивает нишу в законах общественного развития для её насыщения субъектно «поставляемым» жизнеобустройством. Складывающееся положение отмечаемой субъектностью обогащает объективное протекание естественно-природных закономерностей, очерченных границами социальной формы движения материи.

Упомянутая ниша начинает заполняться новым – искусственно созидаемым – жизненным материалом. Остановимся на этом подробнее. Обратимся к выше приводимой цитате из очерка А.М. Горького (1868-1936) «В.И. Ленин» (1924, 1930). Рас-транжиривание капиталом земных богатств, о чём говорит В.И. Ленин в бе-седе с А.А. Богдановым, приводит Вождя к глобальному обзору несущего капиталом земного – планетарного – динамонеравновеса. Усиление его ведёт к жизненной деградации человечества. Отсюда образующаяся – ввиду «неполнокровного» действия законов общественного развития – социальная ниша должна быть заполнена трудовым энтузиазмом масс. Ведь сама по себе социальная форма движения материи тысячелетиями складывалась благородным трудом далёких предков – мужчин и женщин. Она завершилась утверждением общечеловечности в границах исторически сложившейся Ойкумены.

Если жизненнопредназначенным ареалом становления вида Homo Sapiens счесть евразийское пространство (а сегодня отдельные учёные обращают на это внимание), можно – далее – говорить о том, что расселение человечества по «земным весям» цементировало его пространственной затверждённостью. Последняя усиливалась совершенствованием быта, и выходило так, что единая пространственно-временная реальность предстала основанием промеряемой первобытным коллективизмом Ойкумены, содействовавшим укреплению статуса социальной формы движения материи. Следовательно, с определённой долей уверенности можно говорить о том, что «рассыпанность» человечества по земному шару способствует выработке им, т. е. чело-вечеством, путей достижения общих целей. Вспомним, как первобытные люди шли по звёздам – путями тогда ещё не заполненной морем Берингии, – выстилая дорогу из Сибири в Америку. Они – тем самым – раздвигали очертания нашей общей – вселенской – «Земли обетованной», благодаря которой расширялись возможности социальной формы движения материи. Следует также иметь в виду, что сегодняшняя земная поверхность для нас – это точка в космических далях, коль скоро мы взглянем на неё с позиций непосредственного отражения. И, опираясь на отмечаемую непосредственность, начинается осознание мира в его первоначальном – иллюзорном – воспроизведении, приводящем отдельные группы людей к абсолютизации чувственного отражения реальной действительности и связанной с ней религиозности. Это с одной стороны. С другой – осуществляется духовно-предметное освоение непосредственно существующей данности в её научно-практическом замере. Современный социум, постепенно преодолевая отмеченный дуализм, устремляется к монистическому – во множестве вариантов – самовыражению. Это путь подлинно человечного прогресса, и хочется думать, что где-то здесь мы выявляем жизнь соответствуя её ленинскому постижению. А оно довольно прозорливо…

Ленинское раскрытие мира опирается на созидаемую великим теоретиком исследовательскую программу – основу неклассической (1890-е – 1930-е гг.) и постнеклассической (1950-е гг. – по настоящее время) научных картин мира. Так, «рассосредоточивая» глубины природы, В.И. Ленин пишет: «Разрушимость атома, неисчерпаемость его, изменчивость всех форм материи и её движения всегда были опорой диалектического материализма. Все грани в природе условны, относительны, подвижны, выражают приближение нашего ума к познанию материи…» [3, с. 298]. Здесь неисчерпаемость атома связана с его разрушимостью, диктующей изменчивость реальной действительности. И – однако – при всей условности граней в природе, она всё ещё самодостаточна благодаря присущей ей устойчивости (за её пределами самодостаточность практически нереализуема). Это подводит нас к раскры-тию того, что ещё не познано и манит своей неизведанностью. «Ум человеческий, – отмечает Владимир Ильич, – открыл много диковинного в природе и откроет ещё больше, увеличивая тем свою власть над ней» [3, с. 298]. Приводимые цитаты из его философского произведения В.И. Ленина «Материализм и эмпириокритицизм» (1909) свидетельствуют, на наш взгляд, о том, что В.И. Лениным предложена исследовательская программа, ведущая к раскрытию проблем по части характера взаимодействия объективного и субъективного в реализации законов, которыми определена деятельность социальной формы движения материи. В.И. Ленин об этом не говорит, но он предлагает исследовательскую программу, которую можно использовать в избранном направлении. Действительно, есть ли смысл настаивать на разрушимости атома, совмещённой с его неисчерпаемостью? Ведь разрушаясь на ядро и электроны, атом «выходит из игры». Однако не совсем чёткое сло-воупотребление снято утверждением о неисчерпаемости элементарных час-тиц. В.И. Ленин однозначно фиксирует: «Электрон так же неисчерпаем, как и атом, природа бесконечна, но она бесконечно существует» [3, с. 277]. Ут-верждение о неисчерпаемости природы вглубь звучит достаточно априорно и может показаться утопичным. Однако «заявка» на «утопию» преодолена ожидаемыми «диковинными» открытиями, свидетельствующими о том, что окружающий мир преисполнен разнообразными – пока еще не постигнутыми – реалиями, которые будут раскрыты с помощью рационально настроенной фантастики (о ней как сполна воплотимой мечте скажем чуть ниже). Серьёзными открытиями определена суть очерченной нами исследовательской программы, возводимой для предвидения будущего. Кстати отметим, что В.И. Ленин ею – исследовательской программой – закладывал основы становящейся на рубеже XIX-XX вв. неклассической научной картины мира (а также развернувшейся серединой пятидесятых годов минувшего столетия уже упомянутой постнеклассической научной картины мира, или «постнеклассики»). Суть её – неклассической научной картины мира – в том, что объектно-предметные предпосылки науки, ранее опиравшиеся на устойчивость как на сторону движения, всё более соприкасаются с изменчивостью (как второй основной стороной движения). И нужна фантазия, позволяющая разуму забежать вперёд во времени, чтобы разобраться в охватывающей познание ситуации. Диалектически оперируя ею (т. е. фантазией), индивид вскрывает противоречивую соотнесённость устойчивости и изменчивости – приобщается к «диковинному» в окружающей среде. …В рассматриваемом отношении упомянутый «утопизм» В.И. Ленина – это скорее стремление в мечтах воспроизвести конкретику жизни. (Попутно отметим, что, согласно В.И. Ленину, утопизм имеет право на существование в случае его реализации «великим утопистом». Так, в статье «Перлы народнического прожектёрства» /1897/ находим словосочетание: «…наш русский великий утопист» [7, с. 494]. Речь идёт о Н.Г. Чернышевском (1828-1889), которого в другой работе В.И. Ленин называет «великим русским гегельянцем и материалистом» [3 , с. 381], т. е. таким человеком, который, будучи именно «великим утопистом», преодолевает его в себе приобщением к научному материализму. Думается, великий утопизм, переходящий в революционную теорию с далеко развёрнутыми установками по достижению социального равенства, был присущ также пролетарскому Вождю. …Рассматривая марксизм как руководство к действию, В.И. Ленин, подобно Г.В. Плеханову, – и об этом шла речь выше – должен был ждать, когда Россию «загрузит» капитализм. Лишь потом её посетит революционная ситуация. С точки зрения ортодоксального марксизма, В.И. Ленин впал в утопию с «досрочным» подведением страны к «революционному обвалу» (1917). Но с этим решительно не согласен современник В.И. Ленина поэт С.А. Есенин (1895-1925). Послушаем его: «Средь рёва волн // В своей расчистке, // Слегка суров // И нежно мил, // Он много мыслил // По-марксистски, // Совсем по-ленински // Творил» (1925), [2, с. 205]. Как видим, Сергей Александрович воспринимает деятельность В.И. Ленина как жизненно актуальную – без всякой связи с утопией. Споры об утопизме В.И. Ленина – ввиду крушения СССР – обретают нескончаемую остроту. Занимая на-учную позицию, полагаем: ленинский «утопизм» как таковой нашёл себя в приобщении к законам общественного развития той субъектности (или субъективного фактора), реализация которой сыграла всемирно-историческую роль в укреплении социальной формы движения материи. …Мы наблюдаем торжество ленинской практики, усиливающей теоретический срез марксизма (теперь уже – марксизма-ленинизма). Ведь согласно В.И. Ленину – и это подтверждено жизнью: «Практика выше (теоретического) познания, ибо она имеет не только достоинство всеобщности, но и непосредственной действительности» [8 , с.195]. Кстати, это вполне соответствует одиннадцатому тезису К. Маркса о Фейербахе. «Философы, – говорит К. Маркс, – лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его» [13, c. 4].) Примечательно в этом отношении обращение Вождя к наследию серьёзного мыслителя-материалиста Д.И. Писарева (1840-1868), про-жившего весьма короткую жизнь. Его Владимир Ильич очень ценил. В книге «Что делать?» (1901-1902) В.И. Ленин цитирует статью Д.И. Писарева «Промахи незрелой мысли» (1864). Статья, в частности, интересна тем, что критик рассматривает мечту контекстом её – как это ни покажется странным – ленинского понимания, а именно: мечта оказывается тесно связанной с жизнью, хотя и отделена от неё «пространственно-временной нишей». Ленинское истолкование мечты связано с практикой общественного развития и свободно преодолевает утопию. «Разлад между мечтой и действительностью, – цитирует В.И. Ленин Д.И. Писарева, – не приносит никакого вреда, если только мечтающая личность серьёзно верит в свою мечту, внимательно вглядываясь в жизнь, сравнивает свои наблюдения с своими воздушными замками и вообще добросовестно работает над осуществлением своей фантазии. Когда есть какое-нибудь соприкосновение между мечтой и жизнью, тогда всё обстоит благополучно» [9, с.172]. Речь здесь идёт о мечте как вспыхнувшей фантазии в её несомненной сопряжённости с предметно насыщенным быти-ем. И фантазия в качестве торжествующей ситуации снимает утопизм с пове-стки дня. Отдавая должное ему (т. е. утопизму), В.И. Ленин растворяет его ходом диалектической выверки практически претворяемой мечты. В таком случае вытекающая из неё фантазия, сосредоточив должный объём «теоретического запала», указывает верный путь преобразовательной деятельности социума. …В.И. Ленин констатирует: «…в элементарнейшей общей идее (’стол’ вообще) е с т ь известный кусочек фантазии. (Vice versa: нелепо отрицать роль фантазии и в самой строгой науке: ср. Писарев о мечте полезной, как толчке к работе, и о мечтательности пустой.)» [8, c. 330]. Как видно, цитируемый фрагмент из «Философских тетрадей» опять даёт ссылку на упомянутую выше статью Д.И. Писарева. Ленинская мечта, как можно её понять – и выше мы попытались это выразить, – воплощает интуитивно-познавательный срез духовности, тесно связанный с утопией, фантазией, т. е. с теми отражательными компонентами нашего «Я», которые приближены к чувственному уровню личностного самовыражения. …Ленинский призыв «надо мечтать» служит духовно-прагматическим – контекстом выше процитированного понимания В.И. Лениным практики – завершением всей проводимой операции по интуитивному постижению того или иного среза реальной действительности. При этом употребляемое «постижение» – термин, вбирающий выверенную практикой познавательную процедуру. Поскольку – повторимся – практика (ввиду её голограммности) выше теории, утопия и фантазия приобщают гносеологию к её практическому использованию в качестве претворённой мечты. Это и есть действенно обработанное «надо мечтать». Руководствуясь мечтой, В.И. Ленин создаёт теоретически обоснованное учение о партии – с целью прорыва слабого звена в цепи империализма.

Продолжим рассмотрение ленинского наследия контекстом его практической отдачи

…На I Всероссийском съезде Советов Рабочих и Солдатских депутатов (16 июня – 7 июля 1917 г.) В.И. Ленин, в ответ на выступление министра почт и телеграфов, утверждавшего, что нет в России политической партии, которая выразила бы готовность взять власть, заявил: «Я отвечаю: «есть! Ни одна партия от этого отказаться не может, и наша партия от этого не отказывается: каждую минуту она готова взять власть целиком» [8, с. 267]. …Среднеразвитая Россия неплохо отвечала складывающимся революционным требованиям. …Употреблённые нами выше «утопия», «фантазия», «мечта» настаивают на кратком, но специальном рассмотрении характером связи их содержания со статической концепцией времени (иные установки в понимании времени здесь не срабатывают). Последняя гласит: прошлое, на-стоящее и будущее – одновременны. Значит, они (при обыденном к ним подходе) взаимодействуют «внепричинно» – с произвольным занятием мест: прошлое может оказаться на месте настоящего или будущего и т. д. Такое понимание времени удобно вписывается в традиции отечественной духовности, которые были восприняты В.И. Лениным как в культурно-историческом, так и в цивилизационном (т. е. классово преломляемом) выражении. Что касается культурно-исторического развёртывания традиций, где особая роль принадлежит социально выраженной устойчивости, то они в жизни общества занимают превалирующее положение. Это становится понятным, поскольку в ходе Великого Октября женщины получили равные права с мужчинами, и свидетельствует о том большом значении, которое – на деле, т. е. специально не задумываясь, – придавал В.И. Ленин укреплению социальной формы движения материи. Устойчивость как сторона социальной формы движения материи, обладая субстанциональной завершённостью, вбирает временные уровни, и это позволяет ей не то, чтобы преодолевать время, но «растворять» его фактом собственной завершённости. Применительно к цивилизации позиция Вождя видна в том, что он её, т. е. цивилизацию, раскрывает через культурно воспроизводимую изменчивость. Выдвигаемая здесь борьба против социально выраженной устойчивости сведена к такому промеру измен-чивости, когда бы устойчивость в цивилизационном обустройстве социума была направлена на его сущностное самоутверждение. Благодаря этому культура, превалируя над цивилизацией, помогает ей приблизиться к гори-зонту общечеловечности (раскрывающей синтез социально выраженной ус-тойчивости и социально воспроизводимой изменчивости как воплощение гармонично реализующейся социальной формы движения материи). И за-вершается это в усиливающей свои возможности моногамной семье. Последняя фокусирует культурно-цивилизационное обустройства общежития. Нужно иметь в виду, что без него единство обоих начал – не в силах состояться. Гармонически развивающаяся моногамная семья – высшее достижение социальной формы движения материи: её специфический носитель.

Философский размах мировоззрения В.И. Ленина

Опираясь на сказанное, можно понять мыслительно насыщенный срез ле-нинского мировоззрения. Прежде всего оно, т. е. мировоззрение, пронизано материалистической диалектикой, в рамках которой она – материалистическая диалектика – осуществляет синтез объективно-диалектического в ней и того субъективного начала в её содержании, которое характеризует духовность личностного самовыражения индивида. Мы наблюдаем это в статье «К вопросу о диалектике». В.И. Ленин пишет: «Раздвоение единого и познание противоречивых частей его есть с у т ь (одна из “cущностей”, одна из основных, если не основная, особенностей или черт) диалектики. Так именно ставит вопрос и Гегель (Аристотель в своей “Метафизике” постоянно б ь ё т с я около этого и б о р е т с я с Гераклитом respective с гераклитовскими идеями» [10 , с. 316]. Цитата указывает на то, что относительность различия в связях между объективным и субъективным уровнями диалектики – показатель внутреннего единства материи и духа. Полемизируя по этой проблеме с философом-материалистом И. Дицгеном (1828-1888), В.И. Ленин отмечает: «Что в понятие материи надо включить и мысли, как повторяет Дицген в «Экскурсиях» , это путаница, ибо при таком включении теряет смысл гносеологическое противопоставление материи духу, материализма идеализму, на каковом противопоставлении Дицген сам настаивает. Что это противопоставление, – продолжает В.И. Ленин свою мысль, – не должно быть “чрезмерным”, преувеличенным, метафизическим, это бесспорно (и в подчёркивании этого состоит большая заслуга диалектического материалиста Дицгена). Пределы абсолютной необходимости и абсолютной истинности этого относительного противопоставления суть именно те пределы, которые определяют направление гносеологических исследований. За этими пределами, – завершает В.И. Ленин своё высказывание, – оперировать с противоположностью материи и духа, физического и психического, как с абсолютной противоположностью, было бы громадной ошибкой» [3, с. 259]. При этом «диалектичен не только переход от материи к сознанию, но и от ощущения к мысли» [10, с. 256]. Более того. Оказывается, что «сознание человека не только отражает объективный мир, но и творит его» [10, с. 194]. Элементом отмечаемой диалектики, позволяющим противопоставлять материальное идеальному – и это видно из предшествующей цитаты, – выступает теория познания. Она – по Ленину – ориентирует науку на конкретизацию сути и материального, и идеального. Эти теоретически исследуемые субстанции, подведённые под научный знаменатель, получают наглядную выверку, благодаря чему – по мысли В.И. Ленина – оказываются преодолёнными пределы оперирования «противоположностью материи и духа». В этой связи «мысль о превращении идеального в реальное глубока: очень важна для истории. Но и в личной жизни человека, – утверждает Ильич, – видно, что тут много правды. Против вульгарного материализма. NB. Различие идеального от материального, – резюмирует он свою мысль, – тоже не безусловно…» [10, с. 104]. Опираясь на вышеизложенное, приходим к промежуточному выводу о том, что здесь представлен актуальный срез ленинской научно-исследовательской программы, непосредственно входящий в постнеклассическую научную картину мира. …Воспроизводя реальную действительность изнутри, В.И. Ленин не был её сторонним наблюдателем. «Землю всю охватывая разом, – свидетельствует В.В. Маяковский о В.И. Ленине, – видел то, что временем закрыто» [15, с. 458]. …Весьма ценное наблюдение поэта позволяет нагляднее развернуть тему изложения, связанную с раскрытием В.И. Лениным места субъектности в реализации законов, оперирующих социальной формой движения материи.

Ожидаемая судьба Вселенной: натурфилософский подход

Прежде всего отметим, что становящаяся Вселенная, самоотрицаясь, выхо-дит на высший уровень своего бытия, представленного социальной формой движения материи. Особенностью этого уровня является становление созна-ния и связанного с ним идеального начала, противостоящего его Творцу – Материальному Миру. Заинтересованность последнего в идеальном связана – полагаем – с исчерпанием чисто естественных ресурсов дальнейшей эволюции наше (о других, если они существуют, речи не ведём) Вселенной. Не случайно теория всего предсказывает элиминацию её – речь идёт о Вселенной – через 30 млрд лет. Для вечности это – «пара пустяков». Возможно, за счёт нарастающей мощи второго начала термодинамики, ответственного за предстоящую – если такое случится – тепловую смерть Вселенной, в ней происходит то, что связано со становлением социальной формы движения материи, подкрепляемым «вспышкой» идеального в его «сознательном бывании». Конечно, любые натурфилософские схемы требуют научного подтверждения (после чего они сходят на нет), а без них – пока та или иная наука не сложилась – не обойтись. Что ж, поживём – увидим.

Характер связи социальной формы движения материи с субъектной данностью

…Социальная форма движения материи затвердилась цивилизационным – период неолитической революции – обустройством вида Homo Sapiens. На-чалось сие 15-10 тысяч лет назад. Сегодня торжествует научно-техническая революция (НТР), которая, опираясь на техно- и ноосферу, воплощает субъективный фактор, могущий как усилить возможности социальной формы движения материи (если он – субъективный фактор – трудообес-печен), так и пресечь их – коль скоро он «капитализирован». В.И. Ленин действовал в направлении усиления социальной формы движения материи за счёт Великооктябрьского освобождения всемирного труда. При этом шло оттеснение капитала как способа манипуляции человеческим трудом, толкавшего социальную форму движения материи к деградации. Поскольку НТР со всеми её техно- и ноосферными достижениями подтверждает – как мы видели – ленинское положение о ведущей роли сознания в данном конкретном случае, всё нынешнее цивилизационное обустройство воплощает субъектность (представленную субъективным фактором) в её классовом измерении. Утверждение социального равенства на земле будет содействовать укреплению законов, определяющих статус социальной формы движения материи в её трудовом (а не эксплуататорском) исполнении. …Социальная форма движения материи – довольно хрупкое образование, которое легко свести на нет. Наша задача – не допустить торжество прогресса за счёт понижения социальной ответственности со стороны современного общежития.

Отражательно-гносеологическая направленность ленинской установки на незнание

Попытаемся – далее – конкретизировать мысль В.И. Ленина о небезусловности различия идеального от материального. Для В.И. Ленина идеальное как сторона (или функция) бытия подобна – но не более того – содержанию, которое вкладываем в понятие информации. Мы знаем, что информация является предпосылкой реализуемого знания. Однако далеко не ясна «информационная полоса», которая предопределяет знание как нечто идеальное. А без этого не понять природы информации и обусловливаемого ею знания. Во времена В.И. Ленина информация ещё не была введена в общенаучно-методологический оборот, и у В.И. Ленина аналогом её выступает незнание. «В теории познания, как и во всех других областях науки, – делится своими соображениями В.И. Ленин, – следует рассуждать диалектически, т. е. не предполагать готовым и неизменным наше познание, а разбирать, каким образом из незнания является знание, каким образом неполное, неточное знание становится более полным и более точным» [3, с. 102 ]. Обычно информацию рассматривают как «отражённое разнообразие» (А. Д. Урсул, 1936-2020). Автор употреблённого словосочетания опирается на ленинское положение о том, что «“в фундаменте самого здания материи” можно лишь предполагать существование способности, сходной с ощущением» [3, с. 40]. Казалось бы ясным назвать эту способность отражением. Что так оно и есть, подчёркнуто конспективным фрагментом из «Философских тетрадей», где В.И. Ленин пишет: «Гегель действительно д о к а з а л, что логические фор-мы и законы не пустая оболочка, а отражение объективного мира. Вернее, не доказал, а гениально угадал» [10, с.162]. В.И. Ленин подхватывает догадку Г.В.Ф. Гегеля, оперируя ощущениями и мышлением в качестве способности человека отражать реальную действительность в её объёмном замере. Это утверждал ещё Демокрит (460-370 до н. э.) признанием «отобразов» как посредников между субъектом и независимо от него существующим предметом, который, отражаясь, «оборачивается» объектом. Термин «отражение» направлен на то, чтобы обусловить идеальный аспект информационной составляющей знания. …Опираясь на Демокрита вскроем его наивную теорию отражения. Вот как её рассматривает ученик Аристотеля (384-322 до н. э.) философ, естествоис-пытатель и теоретик музыки Теофраст (371-287 до н. э.). «Видение, по его мнению, – рассуждает Теофраст о Демокрите, – возникает от отражения. О последнем он учит оригинально. А именно [по его учению], отражение не прямо возникает в зрачке, но воздух, лежащий между глазом и видимым [предметом], получает отпечаток, сдавливаясь видимым и видящим. Дело в том, – подчёркивает Теофраст основную мысль теоретика отражения, – что от всего всегда происходит некоторое истечение» [14.- С.90]. Глубоко уловленная Теофрастом суть учения Демокрита видна в том, что между субъектом и отражаемым предметом постоянно наличествует «некоторое истечение», затверждаясь «отпечатком». Последний становится таковым благодаря сорганизовываемому складывающейся ситуацией энергетиче-скому полю. Мы это понимаем так, что названное истечение есть не что иное как возникающий в нашем сознании образ в его собственном реноме. Сам же отражаемый предмет оборачивается «объектом» (то есть мы намеренно отождествляем предмет с объектом, хотя на самом деле это не одно и то же). Для В.И. Ленина, как мы сказали, незнание тождественно информации. Послушаем Владимира Ильича. «Для всякого естествоиспытателя, – пишет он, – не сбитого с толку профессорской философией, как и для всякого материалиста, ощущение есть действительно непосредственная связь сознания с внешним миром, есть превращение энергии внешнего раздражения в факт сознания. Это превращение каждый человек миллионы раз наблюдал и наблюдает действительно на каждом шагу» [3, с. 46]. При этом В.И. Ленин ссылается на А.А. Богданова, впервые высказавшего данное положение. …Мы наблюдаем, как демокритовские «истечения» ходом их исторической осуществимости пред-стают «фактом сознания». Критикуя идеалистов за то, что они не считают ощущения посредником в воспроизведении сознанием предметного мира, В.И. Ленин явно убеждён в том, что незнание преодолимо энергией внешнего раздражения – с выходом на познавательный уровень. Синкретизм «истечений» сводится к тому, что они, будучи энергетически насыщенными и образно оттеняя незнание, стимулируют работу мозга, обусловливающего перевод незнания в «факт сознания». Незнание как способ отражения играет у В.И. Ленина большую роль в его прогностических исследованиях, – к примеру, о роли кооперации в построении общества социального равенства.

В.И. Ленин – организатор более совершенного – космического – освоения реальной действительности

…Реализация В.И. Лениным субъективного фактора связана с очевидным осмыслением того, что, как мы уже видели, природа в границах планеты Земля становится явно не самодостаточной: капитал её разрушает. Отсюда – стремление В.И. Ленина пресечь его (т. е. капитал) усилиями положительно сорганизованного субъекта, представленного революционными массами. Предельно же субъективным (т. е. вбирающим социальный позитив и нега-тив) фактором по отношению к природе выступает социальная форма движения материи, становящаяся вещью для себя. Субъективный фактор является основным условием совершенствования природной самодостаточности, где примат социальности вполне очевиден. Достижению такого результата содействует формирование ноосферы – искусственного витка «земной яви». Философия всё более настраивается на оперирование субъектно-субъектными связями ввиду усиления статуса со-циальной формы движения материи в её «очеловеченном» измерении; и особое значение обретает здесь соборность как специфический срез общественных отношений. Это соответствует выдвинутой выдающимся мыслителем и поэтом Ф.И. Тютчевым (1803-1873) формуле: «Всё во мне, и я во всем!..» [17, с. 26]. Обкатанное субъектно-субъектными очертаниями содержание формулы заполняет соборность установками товарищества, сердечной любви. Такое достижимо в условиях, когда социальная форма движения материи оказывается тесно сопряжённой с «телом» Вселенной, становясь её своеобразным мозгом. (В скобках заметим, что это напоминает всплывающее из глубин веков стремление тех же греков антропоморфизировать Вселенную. Но реально мы имеем дело с научным космизмом / а не с мифом /, обосновывающим положение, согласно которому Вселенная, «зеркально» оперируя социальной формой движения материи, наконец-то возвышается до самоосознания в качестве вещи для себя. Но когда это случится, мы не знаем. Пока Вселенная – конечно же есть вещь в себе. Однако социальная форма движения материи – в связи с освоением Космоса – прилагает усилия для расцвета рацио в космическом масштабе.) В таком случае на задний план отступают частнособствен-нические нормы ведения хозяйства, тормозящие достижению того совершенствования, под воздействием которого только и может состояться действенно воплотимый прогресс как результат подлинно претворяемой общечеловечности. …Очевидное влияние В.И. Ленина на социум прежде всего было обусловлено заложенным в Вожде личностным началом – результатом его этнической полифоничности (в этом отношении В.И. Ленин также схож с А.С. Пушкиным, оказывающим серьёзное влияние на общечеловеческую духовность). Великий Октябрь стал результатом ленинского видения «вселенских перспектив» человечества. Это важное положение способствует более глубокому пониманию действия законов общественного развития, поскольку, будучи содержательно-объективными, они – как мы помним – насыщаются «субъектной начинкой». Это связано с тем, что социальная форма движения материи, имея возраст не более дюжины с небольшим тысячелетий, изначально руководствовалась естественно воспроизводимыми законами общественного развития. Последние затверждались самодостаточностью планеты Земля, ресурсы которой – сказали мы выше – казались безграничными. В.И. Ленин утверждает – как мы помним, – что это не так. … По мнению великого стратега, природа (а вместе с нею воспроизводящие её законы) «выдыхается» под воздействием негативного субъективного фактора – капитала. Это значит, что социальная форма движения материи, достигая цивилизационного расклада, уже мало согласовывает свою деятельность с тем, что характеризует её в качестве объективной данности. Последнюю оттесняет цивилизационный срез, представленный классом эксплуататоров. Великий Октябрь, свершённый партией большевиков во главе с В.И. Лениным, наполнил социум той положительной энергией, которая, пресекая деструктивные действия капитала, озарила сознание масс твёрдым убеждением в том, что люди, подчиняясь законам общественного развития, способны – с пользой для себя – обогащать их новыми – общечеловеческими – ценностями. Они-то и содействуют приобщению конструктивно складывающейся «субъектности» к протеканию независимых – объективных – законов общественного развития.

Подходим к обобщённому воспроизведению учения Вождя – ленинизму

…Из всех существовавших на Земле цивилизаций наиболее приспособлен-ной оказалась западная. Она вырвалась вперёд благодаря достижениям НТР. Этому предшествовало свершившееся там предцивилизационное поражение женского пола и связанное с ним раскручивание частной собственности, утвердившее мужские стандарты с их основной установкой на прогресс (а не на нравственное совершенствование). Ныне глобально замахнувшись, он давит на всех своим потребительством. Его прикрывает капиталистический рынок. Но установки Великой Октябрьской социалистической революции продолжают оказывать мощное влияние на ход мировой истории. Принятый Советской властью (1917) декрет о равных правах в отношениях между социально выраженной устойчивостью и социально воспроизводимой изменчивостью обеспечил – во всемирном масштабе (несмотря на все препоны со стороны капитала) – гармонично-диалектическое развёртывание социальной формы движения материи. Сегодня оно обогащается глубоко проседающей глокализацией, включающей глобальную и локальную линии развития человечества (отсюда термин глокальный означает амбивалентную соотнесённость глобального и локального начал в классовом самоутверждении социума). Будучи специфическими продуктами современного образа жизни, оба эти «из-делия» (и в рассматриваемом отношении они несомненно предстают вопло-щением «субъективного фактора) обогащают объективно сложившиеся законы общежития. Называя империализм высшей стадией капитализма, В.И. Ленин видел в нём – империализме – негативно воспроизводимый фактор воздействия на социальную форму движения материи. Речь может идти о том, что, к примеру, сегодня приоткрывается развёртыванием генной инженерии? При всём научном прогрессе, которым она насыщена, судьба социальной формы движения материи подвержена опасности. Как её избежать? Порою не видно выхода. …Приводимые выше научно-мировоззренческие высказывания В.И. Ленина направляют науку на широкое применение трансдисциплинарной методологии, опираясь на которую мы содержательно выстраиваем постнеклассическую научную картину мира (с её поисками безопасного будущего для человечества). Вклад в неё В.И. Ленина может быть представлен тем, что, критикуя эмпириокритицизм как второй позитивизм, русский мыслитель расширяет возможности современной ему методологии. Это видно по тому, как под пером первоклассного диалектика макромир и микромир подстраиваются под общий знаменатель, наглядно вырисовывающийся «синергетическим фокусом». Правда, это положение – с натурфилософских позиций – ранее выдвинул И. Дицген /1828-1888/ (а ещё задолго до него о том же говорил Анаксагор / 600-428 до н.э./ ), однако В.И. Ленин неисчерпаемость электрона рассматривает фокусом современной ему неклассической научной картины мира, где квантово-механический срез приобретает особое значение. Полемизируя с позитивизмом второго (1890-е – 1930-е гг.) этапа, В.И. Ленин разрабатывает методологию диалектической взаимосвязи устойчивости и изменчивости, благодаря чему вырисовывается «тур-булентная» картина мира в духе вышеупомянутой «постнеклассики». …Действительная сложность ленинского миропонимания вскрывается уче-нием Вождя о построении социализма в отдельно взятой стране. Это – как мы помним – не предполагалось ортодоксальным марксизмом, и оппоненты В.И. Ленина сочли его утопистом. Ведь – с одной стороны – В.И. Ленин (и большевики) принимает план ГОЭЛРО – программный документ построения социализма (в одной стране), с другой – его выполнение, по В.И. Ленину, невозможно без капитализации производства, очерченной новой экономической политикой (нэп). Явная несостыковка одного с другим указывает, по мнению оппонентов, на утопизм затеи с социализмом в крестьянской стране. «Кремлёвский мечтатель» – так охарактеризовал В.И. Ленина в 1920 г. писатель-фантаст Г. Уэллс (1866-1946). Но когда 14 лет спустя он вновь посетил нашу страну, то осознал, что В.И. Ленин превзошел его своим фантастическим реализмом. Что же предпринял В.И. Ленин? Разрабатывая методологию обществознания, он приходит к важному теоретико-практическому выводу об охвате кооперации культурной революцией. Синтезируя традиции и прогресс, последняя на равных соотносит социально выраженную устойчивость и социально воспроизводимую изменчивость как две стороны социальной формы движения материи. Великий Октябрь положил этому начало, и социальная форма движения материи приняла сбалансированный вид, обретя активизированную самодостаточность (попутно отметим: поскольку сама эта форма – ввиду её незначительного возраста – довольно хрупкое материальное образование, отсюда настаиваем на бережном к ней отношении). Опираясь на цивилизационный прогресс, культурная революция достигает пика своих возможностей. «Для нас, – диктует стенографистке Владимир Ильич, – достаточно теперь этой культурной революции для того, чтобы оказаться вполне социалистической страной, но для нас эта культурная революция представляет неимоверные трудности и чисто культурного свойства (ибо мы безграмотны), и свойства материального (ибо для того, чтобы быть культурными, нужно известное развитие материальных средств производства, нужна известная материальная база) [6, с. 377]. …Опирающаяся на культурную революцию (и вбирая достижения цивилизации) кооперация выступает удобным вариантом реализуемого социализма как вещи для себя. Это видно по непревзойдённому по глубине – выше процитированному – содержанию текста «О кооперации». Кооперация – повторимся, – которую ранее В.И. Ленин – вслед за К. Марксом – считал способом организации капитала, теперь, когда государственная власть принадлежит народу, выступает мощным средством реализации производственных отношений, освобождающих трудовые коллективы от «частнообственнических инстинктов». По сути В.И. Ленин выстраивает методологию их преодоления в «мировоззренческих очертаниях субъектов исторического процесса». …Не мало потрудился В.И. Ленин над осознанием объективного и субъективного уровней диалектики. В «Философских тетрадях» находим примечательное заявление. «Я вообще, – сообщает В.И. Ленин, – стараюсь читать Гегеля материалистически: Гегель, – утверждает глубокий ценитель диалектики, – есть поставленный на голову ма-териализм» [10, с. 93]. Это важное положение сводится к тому, что исход-ная категория бытия изначально предложена Г.В.Ф. Гегелем с позиций на-ивного реализма (наверное, будет точнее сказать: «наивного идеализма»), который можно истолковать – и В.И. Ленин сие осуществляет – в материалистическом ключе. Действительно, чем глубже Г.В.Ф. Гегель обосновывает свою систему как рациональное выражение божественной первосущности, тем отчётливее – элиминируясь – просвечивается она «научной надобностью». Соответствуя ей предметное раскрытие реальной действительности отодвигает ближе к исчерпанию гегелевский объективный идеализм, системный уровень которого подчинён рациональному обоснованию бога. Следовательно, «объективная диалектика» философа, опирающаяся на науку, показывает несостоятельность его объективного идеализма. Анализируя сложившуюся в гегелевской философии ситуацию, В.И. Ленин статьёй «О значении воинствующего материализма» призывает теснее связывать диалектику – теперь уже субъективную – и науку. «Ибо, – повествует он, – естествознание прогрессирует так быстро, переживает период такой глубокой революционной ломки во всех областях, что без философских выводов естествознанию не обойтись ни в коем случае» [5, с. 31]. Суть отмечаемых философских выводов прежде всего оборачивается материалистической диалектикой – мощным прожектором для развивающихся конкретных наук. При этом – как это видно по работе В.И. Ленина «К вопросу о диалектике», и мы это постарались показать – субъек-тивная диалектика соотнесена с диалектикой объективной. Вытекающая от-сюда методология направлена на раскрытие актуального положения отечественной мысли, согласно которому русская философия привлекательна идеями «соборного всеединства» (которым ещё надлежит придать диалектико-материалистическое обеспечение) – с близкими ей положениями разобранной нами статьи Ильича «О кооперации». …Цельно завершённая мысль В.И. Ленина движется руслом разрабатываемого отече-ственным философским ренессансом (конец XIX – начало XX вв.) направления, связанного с выявлением сути народной жизни. Её генезис, восходя к территориальной общине, содействовал формированию «архаической общественной формации» [12, с. 418]. Одно из её проявлений, которое «принято называть земледельческой общиной, и являет собой русская община» [12, с. 417]. Поясним, что, соглашаясь с К. Марксом в том, что русская община была земледельческой, отмечаем – тем не менее, – что она складывалась конкретным пространственным ареалом. Снова послушаем К. Маркса.

«Россия, – пишет он, – единственная страна в Европе, в которой об-щинное землевладение сохранилось в широком национальном масштабе, но в то же самое время Россия существует в современной исторической среде, она является современницей более высокой культуры, она связана с мировым рынком, на котором господствует капиталистическое производство.

Усваивая положительные результаты этого способа производства, – завершает К. Маркс свою мысль, – она получает возможность развить и преобразовать ещё архаическую форму своей сельской общины, вместо того чтобы её разрушить (отмечу мимоходом, что форма коммунистической собственности в России есть наиболее современная форма архаического типа, который, в свою очередь, прошёл через целый ряд эволюций)» [12, с. 413].

«Наброски ответа на письмо В.И. Засулич» К. Маркса (вышеприводимые цитаты из которых нами здесь озвучены) были опубликованы на русском языке в 1924 г., и В.И. Ленин о них ничего не знал. Тем поразительнее совпадение излагаемых установок двух великих теоретиков. Для К. Маркса русская община являет собою воплощение коммунистической собственности. В.И. Ленин статьёй «О кооперации» подчёркивает положение, согласно которому она (т. е. названная собственность) свободно развернётся культурной революцией. Опираясь, как мы видим, на территориально сложившуюся общинную жизнь, В.И. Ленин – теперь уже в эпоху империализма и пролетарских революций – спасает социальную форму движения материи от распада благодаря диалектике общественных реалий, согласно которой вскрывается паритет в отношениях между социально выраженной устойчивостью и социально воспроизводимой изменчивостью. Это происходит благодаря тому, что ходом Великого Октября женщины уравнены правами с мужчинами. Сегодня это – как было уже сказано – осуществляется во всемирном масштабе. Труд как воплощение субъективного фактора очеловечивает законы, отстаивающие социальную форму движения материи. Исходя из сказанного обобщённое видение мира, исследованием чего занята философия, склоняется к тому, чтобы приоритетным для неё – и это тоже у нас прозвучало – стал анализ субъектно-субъектных (а не субъектно-объектных) отношений. Сегодня это вполне понятно, если иметь в виду наше стремление своим трудом восстановить равенство в отношениях между человеком и средой. Учитываем также значимость борьбы с глобализмом как противостоящей нам разновидностью капитала. Идя вослед ленинскому мировоззрению, продолжаем перестраивать философию человечным измерением; не позволяем ей заангажироваться только рациональной составляющей личностного самовыражения. Благотворно на это действует представленная мудростью социально выраженная устойчивость, стремящаяся сохранить на практике наработанные поколениями традиции (без которых не выжить и которые оперируют временем как некоей инобытийностью). …Ленинский этап в развитии марксистской, а значит всемирной философии позволяет с разрабатываемым методологическим арсеналом, сохранив человечество, вместе с тем вывести его в космические дали, в определённой мере предопределив «судьбу» Вселенной, которая впервые имеет возможность взглянуть на себя в зеркало, промеренное достижениями социальной формы движения материи. По отдельным компонентам излагая взгляды В.И. Ленина, приходим к пониманию того, что В.И. Ленин как мыслитель преодолевает сложившийся уровень философствования, связанный с фактом отчуждения в отношениях между человеком и реальной действительностью, предстающей здесь объектом. Когда же мы меняем ситуацию на реализацию отношений в качестве субъектно-субъектных, вся прежняя философия становится введением в «новое любомудрие». Законы общественного развития дополняются тем «субъективным фантомом», благодаря которому социальная форма движения материи обретает подлин-ную очеловеченность. Занимаясь обобщённо выраженными субъектно-субъектными отношениями, философия растворяется в них и вскрывает мир изнутри этого мира. Она наполняет каждого из нас объёмным видением ре-альности, и это предопределяет научно измеряемое отношение человека к самому себе и одновременно к тому, что происходит в мире. …Философию ждут большие дела. Отсюда правомочным выступает раскрытие мира в его соборном – субъектно-субъектном – антураже. Отказываясь от рассмотрен-ной выше философской односторонности, отечественная мысль в равной мере близка интересам социально выраженной устойчивости и социально воспроизводимой изменчивости. Ленинское идейное наследие, философски самовоспроизводясь, вовсе не ограничено твёрдо взвешенным материалистическим промером. Оно прежде всего пронизано практической завершённостью (которая конечно же выверяема принципами материалистической диалектики). …Практика влечёт теорию к новым берегам, и справедливое положение одиннадцатого тезиса К. Маркса о Л. Фейербахе (о чём было сказано выше) нашло отражение в творческом подвиге В.И. Ленина. …Завершая изложение, выскажемся так: идейное наследие В.И. Ленина неразрывно связано с личностью Вождя. Разрешаемые им жизненные противоречия обусловливались ходом общественных отношений. В.И. Ленина невозможно отделить от переживаемых им жизненных коллизий потому, что жизнь этого человека является фокусом всемирной истории. А.М. Горький вспоминал о В.И. Ле-нине: «Он часто говорил об истории, но никогда в его речах я не чувствовал фетишистического преклонения перед её волей и силой» [1, с. 439]. Активное участие Вождя в происходящих жизненных процессах содействовало обновлению социальной формы движения материи. В.В. Маяковский (1893-1930) провидчески сообщает о В.И. Ленине: «Землю всю охватывая разом, // видел то, что временем закрыто» [15, с. 458]. Выравниваемое положение дел между социально выраженной устойчивостью и социально воспроизводимой изменчивостью придало второе дыхание нашей Ойкумене. …Человечество двинулась к новым берегам. Живя в суровое время, В.И. Ленин своей собственной жизнью развернул перед каждым из нас методологию поисков трудного счастья. Он выполнял то, чтобы оно – трудное счастье – сопрягалось с чувством человеческого достоинства, достижимого условиями социального равенства и внутриличностной свободы. …Духовный наставник, современник сме-няющихся поколений Ильич обрёл путь к бессмертию. Видение В.И. Лени-ным реальной действительности направляет наши духовные интересы на раскрытие места человека в Космосе, когда бы последний предстал предельно завершённым – с позиций теории всего. Это говорит о том, что задачи современной философии сосредоточиваются на раскрытии мира в его человечной завершённости.

Чему учит нас феномен В.И. Ленина?

…Перечислим основные вехи ленинской правды: 1. Руководимая партией большевиков во главе с В.И. Лениным Великая Октябрьская социалистиче-ская революция (1917) восстановила цельность социальной формы движения материи, узаконив в равных правах обе её противоположности – социально выраженную устойчивость и социально воспроизводимую изменчивость; 2. Затверждено место (противостоящего капиталу) свободного труда – ведущего среза субъектности (субъективного фактора) в реализации объективного содержания социальной формы движения материи; 3. Временный откат нашего Отечества от социализма будет преодолён при опоре на положения первого и второго вышеназванных пунктов; 4. Философско-мировоззренческое наследие В.И. Ленина открывает перспективы для придания социальной форме движения материи статуса вещи для себя. 5. Важным является обоснование планетарного (не связанного с космополитизмом и глобализмом) патриотизма, совмещённого с локально-государственной любовью к Малой Родине.

Вместо заключения. Вселенский размах личности Вождя

…Применительно к В.И. Ленину закончим изложение словами великого поэта: «Время, снова ленинские лозунги развихрь. // Нам ли разливаться слёзной лужею, – // Ленин и теперь живее всех живых. // Наше знанье – сила и оружие» [15, с. 453].

Список использованной литературы


1. Горький, М. В.И. Ленин / М. Горький // Библиотека всемирной литературы. Серия третья. – Москва: Изд-во «Художественная литература», 1975. – Т.149.–С.429-462.
2. Есенин Е.А. Капитан Земли / С.А. Есенин // Библиотека всемирной литературы. Серия третья. – Москва: Изд-во «Художественная литература», 1973. – С. 204-206.
3. Ленин В.И. Материализм и эмпириокритицизм. Т. 18 / В.И. Ленин // Полное собрание сочинений. Издание пятое. – Москва: Гос. изд-во полит. лит., 1961. – 525 с.
4. Ленин В.И. Рецензия. Т. 4 / В.И. Ленин // Полное собрание сочинений. Издание пятое. – Москва: Гос. изд-во полит лит., 1959. – С. 88-94.
5. Ленин В.И. О значении воинствующего материализма. Т. 45 / В.И. Ленин // Полное собрание сочинений. Издание пятое. – Москва: Издательст-во политической литературы, 1964. – С. 23-33.
6. Ленин В.И. О кооперации. Т. 45 / В.И. Ленин // Полное собрание сочинений. Издание пятое. – Москва: Издательство политической литературы, 1964. – С.369-377.
7. Ленин В.И. Перлы народнического прожектёрства. Т. 2 / В.И. Ленин // Полное собрание сочинений. Издание пятое. – Москва: Гос. изд-во полит. лит., 1958.–С.471—504.
8. Ленин В.И. Речь об отношении к Временному правительству 4 (17) июня. Т. 32 / В.И. Ленин // Полное собрание сочинений. Издание пятое. – Москва: Издательство политической литературы, 1962. – С. 263-276.
9. Ленин В.И. Что делать? Т. 6 / В.И. Ленин // Полное собрание сочинений. Издание пятое. – Москва: Гос. изд-во полит лит.,1959. – С. 1-192.
10. Ленин В.И. Философские тетради. Т. 29 / В.И. Ленин // Полное собрание сочинений. Издание пятое. – Москва: Издательство политической литературы, 1973. – 782 с.
11. Маркс К. Капитал. Т. 23 / К. Маркс, Ф. Энгельс // Соч. – 2-е изд. Москва: Госполитиздат, 1960. – 907 с.
12. Маркс К. Наброски ответа на письмо В.И. Засулич / К. Маркс, Ф. Энгельс // Соч. – 2-е изд. Москва: Госполитиздат, 1961. – С. 400-421.
13. Маркс К. Тезисы о Фейербахе. Т. 3 / К. Маркс, Ф. Энгельс // Соч. – 2-е изд. Москва: Госполитиздат, 1955. – С. 1 – 4.
14. Материалисты Древней Греции / Москва: Государственное изда-тельство политической литературы, 1955. – С. 238.
15. Маяковский В.В. Владимир Ильич Ленин / В.В. Маяковский // Библиотека всемирной литературы. Серия третья. – Москва: Изд-во «Художественная литература», 1969. – Т. 168. – С. 453-523.
16. Пушкин А.С. Капитанская дочка / А.С. Пушкин // Библиотека все-мирной литературы. Серия вторая. – Москва: Изд-во «Художественная литература»,1977.–Т.104.–С.583-664.
17.Тютчев Ф.И. Тени сизые смесились / Ф.И. Тютчев // Библиотека всемирной литературы. Серия вторая. – Москва: Изд-во «Художественная литература», 1974. – Т. 106.

0 не понравилось

Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Опрос посетителей
Согласны ли Вы с повышением пенсионного возраста?

САЙТЫ
Личный кабинет
#########