Новости KPRF.RU
Поздравление Г.А. Зюганова с наступающим 2019-м годом


Поздравление Председателя ЦК КПРФ Г.А. Зюганова с наступающим 2019-м годом.С Новым 2019-м ...

Декабрь 2018. Вместе на Всероссийскую акцию протеста «Остановим разрушительную политику власти, ввергающую страну в глубокий кризис, а народ - в нищету!»


ЦК КПРФ и Общероссийский Штаб по координации протестного движения совместно с ...

Программа «Темы дня» (12.12.2018) на телеканале «Красная Линия»


Представляем программу «Темы дня» на телеканале «Красная Линия» от 12 декабря 2018 ...

Новосибирская область. Г.А. Зюганов помог пенсионеру получить путёвку на санаторно-курортное лечение


Нескончаемым потоком идут письма во фракцию КПРФ. В одних люди высказывают своё отношение ...

С.П.Обухов. «Ослиные уши» самодержавия в «танковой» Конституции РФ


У части государствоведов до сих пор существует вполне обоснованное мнение: советская ...

Архивы публикаций
«    Декабрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 

Курильский пинг-понг

Вышла из печати новая книга Анатолия Кошкина «Курильский пинг-понг» (Кошкин А. Курильский пинг-понг. 100 лет борьбы за острова. – СПб.: Питер, 2018. – 448 с.). Анатолий Аркадьевич Кошкин – историк, публицист, доктор исторических наук, профессор, член исполнительного Совета Российской ассоциации историков Второй мировой войны, член Русского географического общества, один из ведущих специалистов по современной Японии и российско-японским отношениям.

Курильский пинг-понг

Он интенсивно сотрудничает с электронными и бумажными СМИ. В год выходит 120–150 его публикаций по тематике книги.

Автор справедливо подчеркивает, что Русско-японская война 1904–1905 гг., уступка Россией под давлением Японии и США южной половины Сахалина перечеркнули обменный договор 1875 г., по которому Япония получила Курильские острова. Фактическое обладание Японией Курильскими островами лишилось юридической основы. «Это давало право новому государству на территории России – РСФСР при установлении дипломатических отношений с Японией и впоследствии ставить вопрос о возвращении южного Сахалина и Курильских островов» (с. 18). Этот тезис – важнейшая предпосылка для понимания последующего периода российско-японских отношений. Временные рамки книги ограничены последним столетием (1917–2016). Вполне органична укрупненная периодизация этих отношений, воплощенная автором в девяти главах. (По мнению редакции, сегодня важнее всего сделать акцент на историческом отрезке с конца Великой Отечественной войны.)

...Начиная с декабря 1941 г. США пытались вовлечь СССР в войну с Японией, однако Сталин решительно отвергал эти попытки.

К 1943 г. исход мировой войны стал ясен многим. На Тегеранской конференции 1943 г. даже Черчилль заявил, что «совершенно очевидным является тот факт, что Россия должна иметь выход в теплые моря» (с. 222).

Японское правительство при заключении пакта о нейтралитете взяло на себя обязательство ликвидировать свои угольные и нефтяные концессии на советском Северном Сахалине не позже октября 1941 г. «Однако, воспользовавшись тяжелым положением Советского Союза после начала германской агрессии, правительство Японии вероломно нарушило эти обязательства», – справедливо отмечает А. Кошкин (с. 223). Японские танкеры везли сахалинскую нефть в метрополию, сделанное из нее топливо заливали в баки японских самолетов, которые бомбили наших союзников американцев… В июне 1943 г. Советское правительство памятной запиской напомнило Японии о необходимости соблюдать все договоренности, но только 30 марта 1944 г. концессии были ликвидированы.

С 1944 г. Советский Союз стал публично относиться к Японии не как к нейтральному государству, а как к государству-агрессору. 7 ноября 1944 г. Сталин в докладе, посвященном 27-й годовщине Октябрьской революции, упомянул Японию как агрессивное государство, что в Японии было логично воспринято как возможность присоединения СССР к союзу с США и Великобританией против Японии (с. 232). Да и до этого японским аналитикам были ясны перспективы. Еще в сентябре 1944 г. МИД Японии разработал список 11 уступок Советскому Союзу для сохранения пакта о нейтралитете. Предлагалось признать советскую сферу интересов в Маньчжурии, отказаться от договора о рыболовстве, уступить Южный Сахалин и Курильские острова, отменить антикоминтерновский пакт и Тройственный пакт (с. 259). На Ялтинской конференции 1945 г. (4–11 февраля) Советский Союз дал согласие на вступление в войну с Японией. В ряду условий Сталиным были названы возвращение южной части Сахалина и передача Курильских островов (с. 238–248). Сразу же разведка и МИД Японии предупредили руководство о возможном расторжении пакта о нейтралитете и вступлении СССР в войну (с. 252).

Готовясь к войне с Японией, Советский Союз 5 апреля 1945 г. денонсировал советско-японский пакт о нейтралитете от 13 апреля 1941 г., указав на коренное изменение обстановки. По сути, японское правительство за четыре месяца до войны было проинформировано о возможном вступлении СССР в войну с Японией (с. 259). 30 июля японский посол в Москве Сато заявил заместителю министра иностранных дел СССР Лозовскому, что японское правительство хочет знать, не будет ли со стороны Советского правительства тех или иных «пожеланий и указаний» по строительству мира на Дальнем Востоке? (с. 271). Запоздалое прозрение. 8 августа 1945 г. СССР объявил Японии войну, 2 сентября 1945 г. вместе с союзниками принял капитуляцию Японии. Профессор А. Кошкин также анализирует в этой главе весьма односторонние упреки японской стороны о нарушении Советским Союзом пакта о нейтралитете (с. 275–276).

1945–1960

Глава шестая «Долгий путь к миру» дает панораму изменившейся геополитической обстановки на Дальнем Востоке. «Бывшие союзники по антигитлеровской коалиции становились непримиримыми противниками. После образования в 1949 г. Китайской Народной Республики госсекретарь США Д. Ачесон в январе 1950 г. призвал восстановить Японию как один из основных барьеров против коммунизма в Азии» (с. 280). Для этого США был нужен договор с Японией, оформляющий фактический мир, на деле сохраняя оккупационный режим. США отодвинули СССР от разработки мирного договора, лишив возможности вносить поправки в американский проект.

Вне процесса мирного урегулирования оказалось большинство воевавших с Японией государств. Не получили приглашения на мирную конференцию КНР, КНДР, ДВР, Монголия. В знак протеста отказались от участия Индия и Бирма. Зато участвовало 21 латиноамериканское государство и семь африканских.

Глава советской делегации А.А. Громыко имел директиву ЦК ВКП(б) сосредоточить усилия на вопросе приглашения КНР, с которой СССР имел договор по данному вопросу (с. 287). Проект мирного договора не содержал гарантий против восстановления японского милитаризма, вывода американских оккупационных войск, запрета на вступление в коалиции против воевавших с Японией государств. Проект противоречил обязательствам США и Великобритании по Ялтинскому соглашению о возвращении Сахалина и передаче Курил Советскому Союзу (с. 289), оставлял их в подвешенном состоянии. В текст был включен отказ Японии от Южного Сахалина и Курильских островов, но не было включено признание Японией суверенитета СССР над этими территориями. Сами Курильские острова не были перечислены. Сознательно закладывались противоречия и неясности в отношениях СССР и Японии (с. 293–294). В таком виде договор и был подписан США, Японией и остальными государствами. СССР не подписал сепаратный мирный Сан-Францисский договор 1951 г. В результате своекорыстной политики США Советский Союз и КНР тогда остались в состоянии войны с Японией. США односторонне ликвидировали Дальневосточную комиссию и Союзный Совет для Японии – органы, в которых участвовал СССР.

Следует, очевидно, согласиться с автором, что неподписание Советским Союзом Сан-Францисского договора – это не ошибка Сталина, а сознательный выбор в пользу военного союзника – Китая, отношения с которым были важнее отношений с перешедшей на сторону США Японией. Да и подписание договора не гарантировало безоговорочного признания суверенитета СССР над Курильскими островами (с. 297).

Только в 1956 г. СССР и Японии, несмотря на препятствия со стороны США, удалось юридически прекратить состояние войны в п. 1 Совместной декларации СССР и Японии (с. 425). Поэтому тиражирование глупостей, которые иной раз можно прочитать в нашей печати, о том, что отсутствие мирного договора якобы сохраняет состояние войны между нашими странами, следует прекратить (с. 425). 8 декабря 1956 г. Декларацию утвердил император Японии и ратифицировал Президиум Верховного Совета СССР. Вступила она в силу с 12 декабря 1956 г. (с. 323).

Советский Союз отказался от получения репараций с Японии, согласился досрочно освободить японских военных преступников, поддержал просьбу Японии о вступлении в ООН. Товарооборот между странами вырос в 1958 г. вдвое. Началась прибрежная торговля.

Заключение в 1960 г. нового японо-американского Договора безопасности, направленного против СССР и КНР, разрушило наивные надежды Н. Хрущева на «отрыв» Японии от США, воплощенные в обещании территориальных уступок (ч. 2 п. 9 Совместной декларации. – С.П.). МИД СССР в памятной записке правительству Японии 27 января 1960 г. указал, что «только при условии вывода всех иностранных войск с территории Японии и подписания мирного договора между СССР и Японией острова Хабомаи и Шикотан (Малая Курильская гряда. – С.П.) будут переданы Японии, как это было предусмотрено Совместной декларацией СССР и Японии от 19 октября 1956 г.» (с. 326).

(В условиях окружения Советского Союза американскими авиабазами, преимущества американской бомбардировочной авиации, недостаточности современных средств ПВО, слабости РВСН, созданных только в 1959 г. (а первые испытания МБР Р-7 на предельную дальность произведены всего за неделю до памятной записки), отдавать территорию военному союзнику американцев означало приближать их базы к основной территории СССР. Расширение территории, используемой иностранными войсками, серьезно угрожало безопасности СССР. И сейчас возможное размещение на Малой Курильской гряде американской ПРО двойного (оборонительного и наступательного) назначения представляет не меньшую, а даже большую опасность для России и мира на Дальнем Востоке. – С.П.). Как резонно отмечает А. Кошкин, «насколько можно полагаться на заверения о том, что этого не произойдет, свидетельствует опыт вывода наших войск из Германии. Тогда тоже обещали «не расширять НАТО на восток» (с. 418).)

Новое условие выдвинул в 1960 г. и Токио, заявив, что «будет неотступно добиваться возвращения... не только островов Хабомаи и о-ва Шикотан (Малой Курильской гряды. – С.П.), но также и других исконных территорий».

Надо сказать, что за последующие почти шесть десятков лет позиция Японии не изменилась, а позиция СССР/России была весьма подвижной. Определяющей, однако, была роль США. А. Кошкин приводит слова американо-японского исследователя Цуеси Хасэгава: «Проблема северных территорий (понятие с политически переменным объемом. – С.П.) позволила встроить Японию в глобальную стратегию США и, отводя японский национализм от себя, направить его против Советского Союза… С этой точки зрения было важно, чтобы территориальный спор оставался нерешенным» (с. 329).

1960–2000

«На исходе холодной войны» – так назвал автор седьмую главу своей работы. Она освещает период 60–90–х годов XX века. Хотя развивались торговые отношения наших стран, Япония вела себя, по мнению автора, как «непотопляемый авианосец США» (с. 331). Утрата Советским Союзом китайского союзника привела в августе 1978 г. к заключению японо-китайского договора о мире и дружбе с положениями, направленными против СССР (с. 333). В 1979 г. Япония присоединилась к санкциям против СССР, в 1980 г. – отказалась от участия в московской Олимпиаде. В 1981 г. в Японии официально учрежден «день северных территорий – 7 февраля» (с. 334–336). Автор не написал, а я уверен, что уже тогда следовало в ответ реанимировать празднование 3 сентября как Дня победы над Японией, установленного Президиумом Верховного Совета СССР в Указе от 2 сентября 1945 г. Впрочем, и сейчас не поздно.

С 1983 г. сухопутные силы Японии стали участвовать в совместных с США военных учениях. Размещение на севере Японии американских самолетов F-16 обусловило включение в состав ТОФ авианесущего крейсера «Новороссийск». Япония играла свою роль в программе экономического изматывания СССР. По оценкам экспертов, «японская часть» военных расходов СССР составляла тогда 12–15 млрд долл. (с. 342–346).

«Открытость» М. Горбачева позволяла ему получать советы по отношениям с Японией и от третьих лиц. В 1988 г. во время визита в Москву президент США Р. Рейган «советовал» Горбачеву пойти навстречу Японии в территориальном споре (с. 350). (Замечу, что в 1905 г. перед «полусахалинским» Портсмутским миром американцы давали аналогичные советы. – С.П.) Согласно японским источникам, японской стороной М. Горбачеву была обещана финансовая помощь, а, по сути, назначена выкупная сумма для Курил (26–28 млрд долл.) (с. 351).

Именно Горбачев первым за послевоенную историю признал существование «территориального вопроса» с Японией и начал обсуждать его на официальных переговорах. В апреле 1991 г. в Совместном заявлении по итогам визита в Токио он подписался под спорностью принадлежности не только Малой Курильской гряды, но и части Большой Курильской гряды – островов Кунашир и Итуруп (с. 353). Министр иностранных дел СССР Шеварднадзе впоследствии признал, «что хотел отдать острова Японии» (с. 351).

Со знанием дела А. Кошкин пишет, что «замыслы Ельцина и его команды в отношении Курил практически не отличались от замыслов Горбачева и его сторонников». Разница лишь в том, что японские деньги хотело получить российское руководство вместо союзного (с. 356). Протесты общественности, осложнение экономической и политической ситуации в России в 1993 г. не дали возможности Ельцину быстро осуществить территориальную уступку. («Из Японии я уеду под аплодисменты, а в Россию меня не пустят» – июль 1993.) (с. 359).

2000–2009

Начало современного периода взаимоотношений России и Японии, рассматриваемое в главе восьмой «Иркутское обещание» (с. 365), было инерционным. Автор в последних главах приводит значительное количество высказываний президента РФ В. Путина по этой проблеме. «Возвращать острова не собирается» – сентябрь 2000 г., Южно-Сахалинск (с. 366); «Что нужно сделать?.. Если бы мы это знали…» – сентябрь 2000 г., Токио (с. 368); «Если меня изберут на второй срок, то я приложу все силы для возвращения Японии этих островов» – март 2001 г., Иркутск, в изложении премьер-министра Японии Мори (с. 370); «Япония считает Южные Курилы своей территорией, в то время как мы считаем их нашей территорией» – август 2002 г.(с. 378); «Если Япония ратифицировала эту Декларацию, почему сейчас японская сторона поднимает вопрос о четырех островах?» – 23 декабря 2004 г., Москва (с. 387); Курильские острова «находятся под суверенитетом России, и в этой части она не намерена ничего обсуждать с Японией… Это закреплено международным правом, это результат Второй мировой войны», 27 сентября 2005 г., прямая линия (с. 388); «Мы с вами как дзюдоисты должны делать смелые шаги… В этой ситуации мы должны добиться приемлемого компромисса. Это что-то вроде «хикивакэ» (яп. – ничья), март 2012 г. (с. 416) и т.д.

Автор обращает внимание на то, что в 2002 г. в Государственной думе РФ проведены открытые слушания «Южные Курилы: проблемы экономики, политики и безопасности». В принятых Рекомендациях выражалось убеждение, что «мирный договор с Японией ценой территориальных уступок России неприемлем». Какой-либо публичной реакции президента России на это обращение не последовало (с. 377).

В октябре 2004 г. Россия уступила КНР два с половиной острова на реке Амур (337 кв. километров), что вдохновило японскую сторону и, как пишет автор, «вселило у российских руководителей надежду на то, что нечто подобное можно осуществить и на японском направлении» (с. 383). Только через 12 лет (1 сентября 2016 г. во Владивостоке) В. Путин обозначил разницу ситуаций. «Японский вопрос возник как результат Второй мировой войны и закреплен в международных документах… А наши дискуссии с китайскими друзьями по пограничным вопросам ничего общего со Второй мировой войной и какими-либо военными конфликтами не имеют» (с. 428). (Хотелось бы верить, если не помнить историю острова Даманский в марте 1969 г. Я тогда недалеко от него срочную службу проходил… – С.П.)

Продолжая давление, в июне–июле 2009 г. палаты японского парламента единогласно приняли резолюцию, объявляющую принадлежащие России южнокурильские острова «исконными территориями Японии», в конце 2009 г. правительство Японии заявило, что южнокурильские острова «находятся под оккупацией России» (с. 400–403).

2009–2017

В девятой главе «Курильский пинг-понг. Затянувшаяся партия» А. Кошкин приводит данные 2009 г., когда уже 89% опрошенных высказались против территориальных уступок Японии (с. 404). Достаточно мягким, но понятным ответом японской стороне явилась первая в истории поездка президента РФ на Курилы. 1 ноября 2010 г. Д. Медведев посетил остров Кунашир (с. 406). Япония временно отозвала своего посла из России. Уже в качестве председателя правительства РФ Д. Медведев посещал Курилы в 2012 и 2015 гг. (И мир не рухнул. – С.П.)

В декабре 2016 г. президент РФ во время визита в Японию убедил японского премьера согласиться с участием японских компаний в совместной деятельности на Курилах. В то же время он призвал японцев «прекратить исторический пинг-понг» по Курилам. Однако в ответ премьер Абэ вновь связал проблему заключения мирного договора именно с решением территориальной проблемы. Правы оказались ученые – специалисты по Японии и депутаты Сахалинской областной думы накануне визита, предупреждавшие президента РФ в Открытом письме, что для Японии «схемы организации «совместного хозяйственного освоения» Южных Курил имеют истинной целью «не мытьем, так катаньем» добиться удовлетворения своих территориальных претензий к нашей стране» (с. 429–430). Японцы оказались согласны на совместную деятельность. Но на условиях экстерриториальности! А. Кошкин проводит примечательную параллель с предшествующей операцией по экстерриториальному рыболовству японцев, начатой во времена Ельцина вице-премьером Б. Немцовым и послом в Японии А. Пановым (с. 431–432) и продолжающейся по сию пору.

Автор не ограничивается простым описанием событий и процессов, но и дает взвешенные оценки и советы. Например, о перспективности создания в приграничье дополнительных энергомощностей и экспорта электроэнергии в Японию (с. 414); об анахронизме т.н. мирного договора (с. 420); о противоречивости российской позиции, отрицающей диалог с Токио по «курильской проблеме», однако, по сути, увязшей в этой проблеме (с. 422); о недопустимости монополизации японцами работ на Южных Курилах (с. 435); об осторожности к раздаче дальневосточных гектаров на Курилах (с. 436–437). Справедливо А. Кошкин говорит о невозможности автоматического возвращения к условиям 1956 г. ввиду существенного изменения ситуации (введение 200-мильных экономических зон, технологии добычи ископаемых на шельфе) (с. 417). Обоснованно он указывает на ошибку Хрущева, согласившегося с тем, что Хабомаи стали обозначаться как один остров, тогда как это почти два десятка островов. (Здесь следовало бы сослаться на приложение к Уставу Сахалинской области. В нем на Малой Курильской гряде помимо Шикотана перечислено 17 именных островов и четыре островные группы – о-ва Демина, Лисьи, Осколки и Шишки. Все это в маскирующей японской терминологии и есть Хабомаи, отсутствующие на российских картах. Необходимо всегда подчеркивать, что в 1945 г. СССР получил Шикотан и Хабомаи, а требуют у нас сейчас уже Малую Курильскую гряду. За терминологией кроются глубокие смыслы. – С.П.)

Следует согласиться с автором, что, сколько бы мы ни ожидали иностранной помощи, в том числе из Японии, основную работу в Сибири и на Дальнем Востоке России должны выполнять наши люди (с. 441). «И если японские политики считают, что отсутствие мирного договора – это ненормальная ситуация, то ее легко сделать нормальной. Для этого требуется только одно – Япония должна отказаться от своих необоснованных претензий. Ведь все основные вопросы послевоенного урегулирования давно… разрешены при подписании и ратификации Советско-японской совместной декларации, которая… прекратила состояние войны и в полном объеме восстановила межгосударственные отношения» (с. 442).

Работа А. Кошкина написана ясным и понятным языком, общедоступна, но имеет добротную научную основу. Привлечение иностранных источников, многофакторный анализ, показ роли США, Германии, Китая в наших взаимоотношениях, комплексность и хронологическая непрерывность изложения, доказательность и документальность, разоблачение ходячих заблуждений (например о необходимости мирного договора якобы для прекращения состояния войны), квалификация автора и глубина его практического опыта дают возможность читателю увидеть историю отношений между нашими странами за последние сто лет, понять позиции, стратегию, а зачастую и тактику как СССР/России, так и Японии, построить необходимые прогнозы будущего развития отношений между нашими странами.

С. ПОНОМАРЕВ, действительный государственный советник Сахалинской области 1-го класса
Источник: «Советская Россия»
книги, история, безопасность, внешняя политика

0 не понравилось

Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Опрос посетителей
Согласны ли Вы с повышением пенсионного возраста?

САЙТЫ
Личный кабинет
#########