Новости KPRF.RU
Телеканал "Красная Линия" приглашает на Всероссийскую акцию протеста 22 сентября


Телеканал "Красная Линия" приглашает на Всероссийскую акцию протеста 22 сентября против ...

Михаил Леонтьев записал хакасский вариант "Однако" для друга своего босса


Судя по всему, накануне второго тура выборов главы Хакасии дела у кандидата от партии ...

Тамбов. Начались задержания коммунистов, но встреча-митинг состоится


В преддверии акции протеста против повышения пенсионного возраста, которая состоится 22 ...

Дмитрий Новиков: США будут готовы препятствовать сближению двух Корей


Договоренности КНДР и Республики Корея, достигнутые в рамках прошедшего саммита в ...

«Кум, по-моему, в аббревиатуре ЦИК пропущена буква Р». Новые политические анекдоты от Ивана Никитчука


Представляем новые политические анекдоты от Ивана Никитчука. - Кум, вот возьми и ...

Архивы публикаций
«    Сентябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Вне воли медного Петра. К 100-летию со дня переноса столицы

12 марта исполняется 100 лет с того дня, когда управляющий делами Совнаркома СССР Владимир Бонч-Бруевич подписал ««Извещение о переезде в Москву» и столицей страны вновь стал древний город, с именем которого связан расцвет древнерусской государственности. В этом решении большевистского правительства, обусловленном вполне прагматичными соображениями, символически выразилась смена политической, культурной и экономической политики страны.

Вне воли медного Петра. К 100-летию со дня переноса столицы

Скинув «романо-германское иго» империи, Россия от заигрываний с либерализмом и рынком вернулась на революционном витке к укреплению геополитических позиций и к подлинной демократии – прямому народовластию через советы. В этом событии воплотился многогранный и подлинно исторический поворот к исконным ценностям русской цивилизации.

Петербург и Москва – как два символических центра, два полюса русской жизни, как западничество и славянофильство, уже три века противопоставлены друг другу. К Петербургу прикована мертвенной хваткой русская классика: от А.С. Пушкина и Ф.М. Достоевского до А.К. Толстого и А. Белого – все почти касались этого загадочного города, который ужасал, губил и мучил русского поэта.

Зачастую сам город – персонаж. Так он проявляется и в романе Андрея Белого «Петербург», как символ мертвящего порядка. Из него исходят мертвящий циркуляр, насилие рассудка над народом, абстракция, обрушившаяся на природу и человека асфальтом, бетоном и «прямолинейным законом». Аполлон Аполлонович Аблеухов, гротескная квинтэссенция российского чиновничества, желает, чтобы «вся, проспектами притиснутая земля, в линейном космическом беге пересекла бы необъятность прямолинейным законом; чтобы сеть параллельных проспектов, пересеченная сетью проспектов, в мировые бы ширилась бездны плоскостями квадратов и кубов: по квадрату на обывателя…».

Но Петроград в том числе – и город трёх революций, место, где рабочий класс, ещё не забывший о почве, о крестьянской жизни, дал бой капитализму и мертвящему рационализму буржуазного мира. Новый мир, однако, потребовал, иной почвы, более жизненной.

Москва как город в нашем самосознании – это град стольный, центр власти, город-герой, освящённый подвигами советских людей в годы Великой Отечественной войны. Но это и город, в котором не чувствовалось той бесконечной пропасти между властью и обычным человеком – она преодолевалась через консолидацию народных масс и руководящей партии. Так, по крайней мере, должно было быть, так декларировалось, и это давало свои плоды – с воодушевлением люди слушали постановления правительства, пока слова не начали расходиться с делами в позднем СССР.

В современной России не раз поднимался вопрос о переносе столицы обратно в Петербург – инициаторами были, конечно, либералы. Неслучайно президентское место в современной России занимает выходец из питерского клана. Многие юноши и девушки, увлечённые образом новой, постсовременной жизни, стремятся в культурную столицу – среди болотных огоньков посмотреться в окно в глобальный мир.

Россия, если смотреть на неё из Питера, недоразумение, аляповатая, слишком архаичная и стихийная. Если смотреть на Питер из остальной России – тоже недоразумение, нигилизм, смерть. Подальше от Питера…

Но что сейчас такое Москва? Вместо сталинского ампира и косых переулочков, кипучих жизнью, встаёт новая ночная Москва – Москва-Сити, одна из копий мировой столицы, Вавилона стеклянных кубов и параллелепипедов, высасывающая жизнь с просторов остальной России. «Прямолинейный закон» в линейном космическом беге перешёл давно за границы Петербурга. Если за такой Москвой есть будущее, то это будущее без нас.

Сейчас, через 100 лет, поставим вновь вопрос: какова она будет, наша столица? Может, это будет евразийская «Москва будущего» с футуристических полотен художника Алексея Гинтовта с величественными высотками госучреждений и деревянными домами для обывателей? Или всё же копия мирового Вавилона, сателлит глобального постлиберального мира? Или, может, это будет вовсе не Москва и настало время для более решительного поворота на Восток?

Михаил СЕУРКО
история, общество, культура

0 не понравилось

Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Опрос посетителей
Согласны ли Вы с повышением пенсионного возраста?

САЙТЫ
Личный кабинет
#########