Новости KPRF.RU
Призывы и лозунги ЦК КПРФ к всероссийским акциям массовых протестов против пенсионной реформы правительства


Публикуем призывы и лозунги ЦК КПРФ к всероссийским акциям массовых протестов против ...

Программа «Темы дня» (13.08.2018) на телеканале «Красная Линия»


Представляем программу «Темы дня» на телеканале «Красная Линия» от 13 августа 2018 года. ...

Мэр-коммунист Анатолий Локоть: «Ремонт дорог в Новосибирске будет закончен в срок»


Сегодня, 13 августа, мэр Анатолий Локоть проконтролировал, как идет капитальный ремонт ...

Курган. Акции протеста продолжаются. Коммунисты Зауралья борются против пенсионной реформы


Зауральские коммунисты продолжают борьбу против пенсионной реформы, регулярно участвуя в ...

Свердловская область. Первоуральск. На митинге против пенсионной реформы коммунисты показали образец прямой демократии


12 августа 2018 года в Первоуральске состоялся митинг против пенсионной реформы, ...

Архивы публикаций
«    Август 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 

Ольга Носенко: «Налогоплательщики ждут от властей эффективности»

Из чего складывается экономика и почему для региона важно найти опору в виде крепких производственников, Ольге Носенко объяснять не нужно. У первого секретаря иркутского горкома КПРФ, депутата регионального парламента за плечами большой производственный и управленческий опыт.

Ольга Носенко: «Налогоплательщики ждут от властей эффективности»

В начале 1980-х, окончив хабаровский «политех», Ольга Николаевна приехала по распределению в Иркутск, где строилась мебельная фабрика. Мастер участка, технолог, старший мастер, начальник производства, начальник цеха, начальник корпуса — осваивая новые функции и задачи, она росла как специалист. Однако распад СССР и условия «дикого» рынка «подкосили» предприятие. Не стало планов, целей, ориентиров. Созидатели, люди труда при смене курса остались выброшенными за борт. Пришло понимание: повлиять на ситуацию можно, только если инициировать изменения в политической плоскости, на уровне власти. Тогда Ольга Носенко всерьез задумалась о депутатской работе. С производства ушла только в 1997 году, хотя еще за десять лет до этого, вступив в компартию, могла бы стать инструктором Свердловского РК КПСС. В итоге в 2009 году Ольга Носенко — по-хорошему хваткая, прямолинейная, активная — возглавила иркутское городское отделение КПРФ, работала помощником депутата Заксобрания, а позже Госдумы Евгения Рулькова, затем помощником председателя комиссии по контрольной деятельности Законодательного собрания. Сегодня наша собеседница и сама возглавляет один из комитетов регионального парламента — комитет по собственности и экономической политике.

«Хорошо, что меня избрали председателем именно этого комитета, — говорит Ольга Носенко. — Многие вопросы и проблемы, с которыми нам приходится работать, я знаю изнутри. И предложения комитет выдвигает взвешенные, обоснованные. Надо признать, что в составе комитета — действительно сильные профессионалы, и нам совместно удается вырабатывать адекватные решения по той или иной ситуации. Конечно, изменения даются не так быстро, как мечталось бы. Но они значимые. В частности, проведена большая работа по корректировке областного закона №123 «Об отчете правительства по распоряжению государственной собственностью».

— По инициативе членов комитета было принято решение об установке определенных требований к сведениям, которые должны быть включены в ежегодный отчет об управлении госсобственностью. Вы согласны, что использовать эту собственность можно с гораздо большей отдачей, чем сейчас?

— Требования к отчетам изменены как раз для того, чтобы четко, детально видеть ресурсы, которыми располагает область, и предлагать оптимальные варианты их использования. Согласна, что управление могло бы быть более эффективным. Располагая собственностью практически на 100 млрд рублей (имущество, находящееся в хозяйственном ведении государственных унитарных предприятий, пакеты акций акционерных обществ, доли государства в различных хозяйствующих обществах и другие виды имущества), правительство просто статистически фиксирует эту собственность, а надо бы задействовать ее так, чтобы получать доходы в бюджет. Убеждена: в управлении госсобственностью нужен такой же деловой подход, как в частном бизнесе. Разница в том, что все заработанное пойдет не в чью-то личную копилку, а на развитие территории, на благо населения, на обеспечение социальных обязательств.

Люди ждут от властей эффективности.

Конечно, сегодня региональные активы куда скромнее, чем в советский период. Крупные фабрики, заводы, предприятия энергетического комплекса перешли в частные руки. У государства осталось много «неликвида» — например, стремительно ветшающей недвижимости. Приходится вкладывать деньги налогоплательщиков в ее содержание и охрану. Возможно, действительно что-то стоит отдать на приватизацию.

— Как вы уже упомянули, в областной собственности находятся не только недвижимость, но и акции предприятий и организаций. Это и Автоколонна 1880, и Дорожная служба Иркутской области, и Иркутский международный аэропорт. Эффективность деятельности подобных хозяйствующих субъектов — еще одна «горячая» тема.

— Такие вопросы часто поднимаются на комитете. Речь заходит о большей прозрачности, коллегиальном принятии решений, возможности вносить конструктивные предложения и тем самым корректировать вектор развития предприятий, которым надо бы прибавить эффективности. Как говорят в народе, «всколыхнуть болото». И в прошлом году было предложено включить в состав советов директоров хозяйственных обществ депутатов Законодательного собрания, работающих на постоянной основе. Правда, региональное законодательство не позволяло лицам, замещающим государственные должности, участвовать в управлении хозяйствующими субъектами. Были инициированы и приняты изменения, снимающие такое ограничение.

— Однако, насколько нам известно, среди депутатов нашлось не так много желающих проявить свой талант хозяйственника?

— Я связываю это с приближением срока окончания работы Заксобрания нашего созыва. Впереди — выборы. Кто останется, кто уйдет? Сложно предсказать. Однако я настроена на работу. Здесь и сейчас. Пока есть возможность быть полезной, буду заниматься делом.

Потому я вошла в совет директоров АО «Особая экономическая зона «Ворота Байкала». Не секрет, что в этом направлении на данный момент проблем больше, чем результатов. Зона обозначена в 2012 году. Вроде бы и резиденты заявились, а что сделано?

На мой взгляд, важно понимать, что инвестор охотно приходит туда, где сформирована инфраструктура. Льготы по налогам — хорошо. Но отсутствие инфраструктуры обесценивает все преференции любой ОЭЗ.

Могу сказать, что в прошлом году при содействии депутатского корпуса из бюджета Иркутской области выделено 124,4 млн рублей на строительство первоочередных объектов инженерной инфраструктуры ОЭЗ «Ворота Байкала». Запланировано проложить 3,6 км сетей водоснабжения и 3,8 км сетей канализации, построить две канализационно-напорные станции. Очевидно, что возможность подключения объектов к горячему и холодному водоснабжению, электроэнергии имеет решающее значение для развития туризма. 28 апреля в Байкальске состоялась церемония закладки первого камня в связи с началом строительства инженерной инфраструктуры. Надеюсь, этот момент станет отправной точкой динамичного развития территории и осуществления самых смелых замыслов. Хотя, понимаю, путь освоения экономической зоны «Ворота Байкала» легким не будет. И мы только в самом его начале. Пять лет упущено.

— На территориях опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР) тоже ведь не заметно бурной деятельности резидентов. Особый статус уже два года имеет Усолье-Сибирское, недавно ТОРами сделали еще и Черемхово с Саянском. Но, признаем, инвесторы в очередь не выстраиваются… Проблема моногородов остается актуальной.

— Причина низкого интереса, по моему мнению, опять же в слабой и неравномерной инфраструктуре. И кадровые ресурсы ослабели. Устранение этих сложностей, отпугивающих инвестора, — наша задача.

— Ваши коллеги в числе негативных факторов также упоминали удаленность от основного рынка продукции.

— Есть такой момент. Но я бы хотела обратить внимание на тот факт, что по многим товарам у нас и внутренний рынок не насыщен. В погоне за экспортоориентированными проектами не стоит забывать о потенциале внутреннего потребления. И я считаю, что задача власти — обозначить эти рынки, потенциальные объемы и т.д. При плановой советской экономике было больше определенности. Сегодня предприниматели тоже бы охотно опирались на подобные обоснованные прогнозы (если хотите, «госзадания»), ведь они делают бизнес более предсказуемым, снижают риски.

При составлении программ развития моногородов стоит принимать во внимание не только новые, «нулевые» инвестпроекты, но оценивать возможность оживления деятельности действующих предприятий — за счет обеспечения рынка сбыта их продукции на территории Иркутской области.

— В своих выступлениях вы заявляли, что не согласны с главной целью развития моногородов, сформулированной на областном уровне — «стабилизировать социально-экономическую ситуацию». А как вы бы обозначили задачу?

— Наша формулировка слишком расплывчата. Федеральная программа говорит о том, что к 2025 году в России должно быть не 319, а 285 моногородов. В Иркутской области восемь моногородов. Это Железногорск-Илимский, Тулун, Шелехов и Усть-Илимск, а также уже упомянутые Усолье, Свирск, Черемхово, Байкальск, где вроде бы условия для бизнеса тепличные. На бумаге так, в жизни — сложнее.

Наш комитет проводил в Усолье-Сибирском круглый стол по теме моногородов, где мы рассматривали созданные механизмы привлечения инвесторов и поддержки малого бизнеса. Обсуждали возникающие сложности. Вывод, в общем-то, предсказуемый: необходимо объединить усилия федеральной, региональной и местной власти. Только в этом случае разговоры о создании новых рабочих мест перерастут во что-то более ощутимое и на территориях появятся предприятия разного масштаба, «в ассортименте». Мир для жителей того или иного города перестанет вертеться вокруг одного градообразующего «гиганта». Или воспоминаний о нем.

Что делать? Участники дискуссии предложили облегчить процесс получения новыми инвесторами статуса резидентов ТОСЭР, снять имеющиеся бюрократические барьеры. Региональным властям теснее взаимодействовать с федеральным Фондом развития моногородов.

На областном уровне нужно непрерывно анализировать и корректировать работу структур, отвечающих за привлечение серьезных инвесторов и сопровождение их проектов. Механизмы поддержки малого и среднего бизнеса также нужно оптимизировать и, что важно, популяризировать, активно вести консультационную работу.

— Депутаты Заксобрания в последнее время пристально отслеживают работу такой областной структуры, как Корпорация развития Иркутской области. При новом руководителе она, наконец-то, начала поддерживать проекты на деле, а не гипотетически.

— Действительно КРИО стала использовать средства, аккумулированные на счетах этой организации. Пусть «со скрипом», но началось какое-то движение. Пока его нельзя назвать идеальным, но динамика положительная. Полагаю, что взвешенный депутатский контроль тоже пойдет на пользу и будет способствовать лучшей «настройке» работы как с инвесторами, так и с малым бизнесом.

— Бизнес не устает повторять, что ему нужны деньги — длинные и дешевые.

— Как вы знаете, КРИО является единым окном всех региональных институтов развития бизнеса — Агентство инвестиционного развития, Иркутский гарантийный фонд, Фонд развития промышленности, Фонд поддержки малого и среднего предпринимательства, Фонд микрокредитования.

Я вхожу в состав попечительского совета Фонда микрокредитования и могу судить о его работе. Мы видим динамику в выдаче займов и спрос на такую меру поддержки среди населения. Наибольшее количество заемщиков, конечно, в Иркутске и Ангарске, где больше всего субъектов МСП. Я также вижу активную работу с территориями — фонд уже выдал микрозаймы (порядка 300 займов) представителям 30 муниципальных образований Приангарья из 42 существующих. Общая сумма финансирования — больше 400 млн руб.

При этом подчеркну, что при создании областного фонда микрокредитования по инициативе депутатского корпуса Заксобрания были сохранены муниципальные фонды. И, как показала практика, сегодня они тоже являются эффективным инструментом поддержки малого и среднего бизнеса в территориях.

— Мы сегодня много говорим о вещах системных, структурных, о госпрограммах, корпорациях и фондах. Но те, кто с вами хорошо знаком, знают: официоз не ваш стиль. Вы — человек «не кабинетный». Вам какая работа ближе? В «полях», лицом к лицу с избирателями, с их запросами?

— Знаете, я по натуре человек общительный, жизнелюбивый, настроенный на позитив. Несмотря ни на какие сложности. Когда человек приходит ко мне с проблемой, я всегда пытаюсь вникнуть, помочь, составить депутатский запрос и направить его тем, от кого зависит решение. И уровень проблемы здесь роли не играет — частный ли это случай или какой-то иной. Более того, я убеждена, что за вопросами, которые, на первый взгляд, кажутся «мелкими», часто скрываются проблемы, которые нуждаются в комплексном подходе. Скажем, обращаются жители конкретного многоквартирного дома с жалобами на качество капитального ремонта подвала и крыши. А потом вникаешь в ситуацию и понимаешь, что в целом программа капремонта нуждается в реформировании. Потому именно общение с людьми, с избирателями помогает эти проблемы вскрыть и задуматься о решении.

Ольга БРАЙТ
Источник: «Власть. Парламент. Бизнес»
Носенко, законодательное собрание, интервью, экономика

0 не понравилось

Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Опрос посетителей
Согласны ли Вы с повышением пенсионного возраста?

САЙТЫ
Личный кабинет
#########