Новости KPRF.RU
Поздравление Г.А. Зюганова с наступающим 2019-м годом


Поздравление Председателя ЦК КПРФ Г.А. Зюганова с наступающим 2019-м годом.С Новым 2019-м ...

Декабрь 2018. Вместе на Всероссийскую акцию протеста «Остановим разрушительную политику власти, ввергающую страну в глубокий кризис, а народ - в нищету!»


ЦК КПРФ и Общероссийский Штаб по координации протестного движения совместно с ...

Рассвет ТВ. Анна Тув. "Исповедь террористки"


Уважаемые телезрители! Наберитесь мужества и досмотрите сюжет до конца. Посмотрите и ...

Состоялся II Пленум Волгоградского областного комитета КПРФ


В субботу, 15 декабря, на II Пленуме обкома коммунисты Волгоградской области избрали ...

Состоялась 48-я отчётно-выборная Конференция Московского областного отделения КПРФ


15 декабря в Подмосковном Совхозе имени Ленина состоялась 48-я отчётно-выборная ...

Архивы публикаций
«    Декабрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 
09 апр 11:27В ПАРТИИ

«Мы выстояли! Мы будем работать!». Часть 2: Компартия восстановлена

II Чрезвычайный съезд коммунистов России, прошедший 13-14 февраля 1993 года в Подмосковье, явился важным этапом в становлении партии. КП РСФСР была восстановлена под названием Коммунистическая партия Российской Федерации (КП РФ). Его называют объединительно-восстановительным, так как, в соответствии с решением Конституционного суда от 30 ноября 1992 года, был отменён запрет Ельцина на первичные территориальные организации — партячейки КП РСФСР. КПРФ структурировалась как партия, созданная на базе этих первичных организаций, и предполагалось объединение с партиями, возникшими в 1991-1992 гг. на членской базе КПСС и КП РСФСР.

«Мы выстояли! Мы будем работать!». Часть 2: Компартия восстановлена

Съезд объявил об официальном возобновлении деятельности партии. На нём были решены многие спорные вопросы, возникшие в подготовительный период, найдены оптимальные позиции, которые позволили объединить если не всех, то многих участников российского коммунистического движения. Идеологическая трудность была в том, что между компартиями, созданными после КПСС и КП РСФСР, обнаружились разные подходы к решению многих, в том числе принципиальных, вопросов. Это давало о себе знать и при подготовке съездовских документов. Именно поэтому II Чрезвычайный съезд не принимал Программу КПРФ, а ограничился Программным заявлением.

Съезд проходил в жестких дискуссиях по всем вопросам. Ведь разногласия, проявившиеся перед съездом, никуда не исчезли. Тогда каждый стремился настаивать на таком видении партии, которое было присуще именно ему. А поскольку к февралю 1993 года в коммунистической среде сложилось уже множество представлений о партии, то спор был неизбежен.

Но организаторы съезда были готовы к дискуссиям, к серьезному обсуждению принципиальных вопросов. Это, как показала практика тех лет, вело не к расколу, а к единению партийных рядов. КПРФ стремилась к максимальному единению всех коммунистов, несмотря на оттенки в их позициях. Она вобрала в себя большую часть отделившейся от Российской Коммунистической рабочей партии «Ленинской платформы», значительную часть Социалистической партии трудящихся и Российской партии коммунистов, а также некоторую часть Союза коммунистов.

Съезд КПРФ принял верное в той ситуации тактическое решение, допустив параллельное членство в других левых партиях до 6 ноября 1993 года. В это время порой проявлялось стремление новых партий абсолютизировать свои позиции. Например, за поддержку КПРФ на состоявшемся в Челябинске II съезде РКРП из этой партии были исключены многие видные коммунисты, сыгравшие важную роль в ее организации. Среди исключенных оказался один из её организаторов, известный философ-марксист Р. Косолапов. А накануне съезда руководством РКРП был даже исключен из партии Валентин Купцов, председатель Инициативного оргкомитета по созыву и проведению съезда. На съезде В. Купцов был избран заместителем Председателя ЦИК КПРФ (с марта 1993 г. — первый заместитель).

Съезд избрал Центральный исполнительный комитет (ЦИК) из 148 человек (89 — представители территориальных организаций, 44 — избраны персонально по центральному списку, 10 — по закрытому списку, то есть без оглашения фамилий; еще 5 мест было оставлено для других компартий). В состав ЦИК КПРФ был избран иркутский делегат Геннадий Фёдорович Пруцков.

На организационном пленуме Центрального исполнительного комитета Председателем ЦИК избран Геннадий Андреевич Зюганов, один из лидеров оргкомитета, сопредседатель Фронта национального спасения и Русского национального собора.

На съезде были приняты Программное заявление партии, Устав КПРФ, Положение о Центральной ревизионной комиссии, резолюции: «За права коммунистов и свободу политических убеждений», «За единство действий коммунистов», «О взаимоотношениях коммунистов России с коммунистическими партиями и движениями бывших союзных республик», «О собственности Компартии Российской Федерации». Эти документы стали основой и руководством для восстановления и создания первичных, районных, городских, окружных, областных, краевых и республиканских организаций КПРФ, налаживания их деятельности, мобилизации коммунистов на борьбу с ненавистным режимом. Таким образом, съезд дал основные направления для работы региональных парторганизаций, разрешил некоторые спорные вопросы.

О значении II Чрезвычайного съезда КПРФ следует сказать особо, это, думаю, необходимо для понимания принципов восстановления Компартии и дальнейшего её развития. Вот какую оценку дал ему член Президиума ЦК КПРФ, председатель Оргкомитета по созыву II Чрезвычайного съезда КПРФ Валентин Купцов в беседе с политическим обозревателем «Правды» Виктором Трушковым, которая состоялась накануне 15-летия II съезда КПРФ («Правда» № 15,12-13.02.2008). Приведу отдельные фрагменты, которые дают также широкое представление о ситуации в партии в период её восстановления.

«II съезд КПРФ — это первый реальный результат напряженной борьбы коммунистов после буржуазной контрреволюции 1991 года. Его значение выходит за рамки истории одной партии. Сколь бы ни были трудными условия проведения, тот съезд должен был состояться, чтобы обеспечить легитимность деятельности не только КПРФ, но и всего коммунистического движения на пространстве, где произошла реставрация капитализма.

— Приостановление деятельности, а потом и запрет Компартии в России были шоком практически для всех коммунистических партий мира. Поведение и поступки многих членов Политбюро и ЦК КПСС оказались сильнейшим ударом по международному коммунистическому движению. В таких условиях деятельность большинства компартий застыла. Поэтому достижение легитимности деятельности нашей партии через Конституционный суд было нужно не только российским коммунистам, но и в не меньшей степени международному комдвижению.

— Мы шли на процесс в Конституционный суд, чтобы решать вопрос не на какой-то временной отрезок, а создать партию на все времена. Напомню, что решением КС РФ, обнародованным 30 ноября 1992 года, разрешалось провести партийные собрания в первичных организациях, но все вышестоящие органы предстояло создавать заново. Иначе говоря, первичным организациям КС разрешил вполне легитимный способ функционирования. Но обязательным условием решения этой стратегической задачи было также проведение восстановительного съезда партии.

Многие аналитики и прочие горе-теоретики, принявшие сторону новой власти, вообще не верили, что нам удастся провести тот съезд. Было немало и тех, кто следил за каждым шагом, за каждым действием нашей партии, наблюдал недружелюбно, враждебно.

Они пристально следили за каждым шагом нашего Оргкомитета, стремясь не допустить проведения съезда. Поэтому все заседания Оргкомитета приходилось проводить на квартирах, причем собираться в одном месте можно было не более одного-двух раз. Дело в том, что тогда готовился закон о люстрации. А на заседании Конституционного суда министр юстиции Фёдоров угрожал судом над Компартией, обещая сделать его подобием Нюрнбергского процесса.

Для подготовки съезда фактически не было никаких нормативных документов. Даже разъяснение КС мы получили очень поздно. Но зато был общий энтузиазм тех, кто продолжал считать себя коммунистами. Он был толчковым двигателем для организации съезда, вопреки сопротивлению и власти, и тех, кто мешал даже своим неверием.

— Оргкомитет по созыву восстановительного съезда был создан на базе уже существовавших нескольких партий коммунистической и социалистической ориентации. В него вошли представители Социалистической партии трудящихся (она была, как теперь говорят, «крышей», под которой работали многие структуры КП РСФСР), Роскомсоюза (он включал в себя Российскую Коммунистическую рабочую партию и ряд других партий), а также коммунистов, входивших в КП РСФСР, но не вошедших ни в одну из новых партий. В повседневной работе Оргкомитета непосредственно участвовал секретариат ЦК КП РСФСР. Что касается черновой работы, выполнения практических поручений, то они легли на плечи сотрудников Московского и Ленинградского горкомов КПСС, а также представителей СПТ в силу тогдашней легитимности этой партии.

Непросто было решить многочисленные организационные вопросы. Остро стояли финансовые проблемы: у Оргкомитета не было никаких денег. Все счета партии были арестованы, а собственность самочинно изъята. Пришлось опираться на поддержку самих коммунистов. Откликнулись тысячи партийцев.

Сильнее внутренних сложностей был властный пресс. Перед проведением съезда я получил два официальных предупреждения. Одно — от Генерального прокурора РФ Степанкова. Он предупреждал меня о личной ответственности за проведение съезда. Второе предупреждение исходило от Ельцина. Он поручил вице-президенту Руцкому пригласить меня и предупредить об ответственности за политические решения, которые примет съезд. По согласованию с Оргкомитетом я ответил, что съезд состоится обязательно, несмотря на давление, которое на нас оказывается. А сколько было персональных угроз в адрес руководителей, занимавшихся подготовкой съезда... В таких условиях нельзя было исключать возможности провокаций против съезда.

Сегодня уже можно сказать, что перед съездом была проведена большая работа с правоохранительными органами, с действующими работниками МВД, КГБ и других силовых служб. За ее организацию взялся бывший секретарь МГК КПСС, а потом заместитель министра внутренних дел СССР В.П. Трушин. Клязьминское водохранилище было взято в три кольца охраны. Первое кольцо было установлено за 10-15 километров от места проведения съезда, оно требовало большого числа людей. Его задачей было не пропустить сомнительные организованные группы. Второй круг располагался в пяти километрах, а третий — непосредственно в районе пансионата, находившегося на берегу водохранилища. Здесь охрану несли только офицеры не ниже полковника-подполковника. Товарищи из этой группы находились и в зале, где проходили заседания.

— Конечно, на практике многие партийные структуры работали и до решения КС. Но работали, скажем прямо, в условиях подполья, постоянной слежки, бесчисленных провокаций. Ни дня не прекращал работу секретариат ЦК КП РСФСР. Коммунисты искали способ, как сохранить силы.

— КПРФ с самого начала приходилось работать под прессом не только доморощенного антикоммунизма, но и американского империализма. Западные мозговые центры быстро поняли, что возрождение КПРФ — событие международного масштаба, и поэтому особенно враждебно были настроены в отношении нашей партии.

Но минувшие годы убеждают в том, что партия выстояла. Нам столько раз предлагали отказаться от своего коммунистического названия, переименовать партию в социал-демократическую, перелицеваться, встроиться в буржуазную систему. Мы отвергли все эти лукавые советы.

Да, в нашей сегодняшней программе есть социал-демократические мотивы, например, мы сегодня согласились на признание частной собственности после нашего прихода к власти. Но ведь В.И. Ленин учил, что одномоментное введение социализма невозможно. Стратегические цели КПРФ определяются теорией марксизма-ленинизма. В нынешних условиях партия остаётся той политической силой, которая повсеместно, в городах и поселках, участвует в организации народного протеста, в защите интересов трудящихся. Она имеет ясную перспективу: цели, за которые борется наша партия, совпадают с историческими тенденциями исторического развития. А отдельные программные положения могут быть уточнены...».

В Иркутске после съезда

3 апреля 1993 года состоялся второй этап областной конференции КПРФ. Доклад «Об итогах II Чрезвычайного съезда КПРФ, политической ситуации в стране и задачах коммунистов» сделал делегат съезда, секретарь Октябрьского районного комитета партии С.П. Паюк.

Выступающие в прениях говорили о том, что на карту поставлена судьба России, и сейчас не время размениваться на мелочи, искать какие-то противоречия. Медлить нельзя, нужно использовать все возможности для работы. Возникла опасная ситуация — угроза Ельцина о неподчинении органам Советской власти. Ему доверять нельзя, надо быть готовыми к любому его выступлению или маневру.

Конференция поставила конкретные задачи перед обкомом КПРФ, городскими, районными парторганизациями и коммунистами.

После съезда оставалась неясность с позицией руководства партии по Всероссийскому референдуму, который был назначен на 25 апреля 1993 года. О референдуме следует сказать более подробно, так как по нему среди коммунистов Иркутской области имелись серьёзные разногласия.

Данный референдум был инициирован Верховным Советом РФ и поддержан Съездом народных депутатов. На голосование были вынесены четыре вопроса:

1. Доверяете ли Вы Президенту РФ Б.Н. Ельцину?

2. Одобряете ли Вы социально-экономическую политику, осуществляемую Президентом РФ и Правительством РФ с 1992 года?

3. Считаете ли Вы необходимым проведение досрочных выборов Президента РФ?

4. Считаете ли Вы необходимым проведение досрочных выборов народных депутатов?

Президент Ельцин настаивал, чтобы референдумом занимались правительственные структуры под руководством вице-премьера Шумейко. Цель: убедить сограждан в том, что не надо слушать пессимистические прогнозы, что нынешней исполнительной власти нет альтернативы. Закрутить пропагандистскую машину так, чтобы сограждане проголосовали, как угодно верхам. Шумейко учил «тёмный» народ: какой бюллетень опускать, какой уносить с собой, чему сказать «Да», чему — «Нет».

20 марта 1993 года состоялся II пленум ЦИК КПРФ, который принял решение голосовать на апрельском референдуме против доверия Ельцину, против социально-экономической политики правительства, за досрочные выборы Президента, против досрочных выборов парламента (формула «нет, нет, да, нет»).

Член Центрального исполнительного Комитета КПРФ Г.Ф. Пруцков проинформировал делегатов областной конференции о мартовском пленуме ЦИК. Делегаты рассмотрели также вопрос об участии коммунистов области в подготовке и проведении референдума 25 апреля 1993 года. А перспектива в этом деле вырисовывалась довольно сложная. Основанием для такого утверждения могут служить публикации в «Ангарской газете» № 20 за 24-30 апреля 1993 года. Обратите внимание: накануне референдума!

Так, в передовой статье специального выпуска «Референдум», приложенного к номеру, рекомендуется читателям «прислушаться к разумному голосу Гражданского Союза, который на днях высказал свою твёрдую позицию: перевыборы и депутатов, и президента одновременно». В этом же номере рядом с призывами рядовых ангарчан проголосовать на референдуме: «нет! нет! да! нет!» помещено «Обращение Иркутской областной организации Демократической партии России к жителям Приангарья». В нём наряду с выпадами в адрес «антинародной организации КПСС» содержится призыв голосовать за перевыборы народных депутатов РФ. Здесь же мы читаем статью коммуниста, депутата облсовета, в которой он призывает: «Выборы и только выборы всех: и президента, и депутатов. Одновременно! Это наш призыв! (?) Без упрёков! Без авантюр! Без обид!»

Можно заключить, какую тяжёлую ношу и ответственность брало на себя будущее областное руководство КПРФ по территории Иркутской области.

На втором этапе конференции 3 апреля в состав обкома КПРФ были дополнительно избраны 11 человек.

На состоявшемся после конференции пленуме обкома первым секретарём Иркутского областного комитета КПРФ избран председатель оргкомитета Сергей Георгиевич Левченко, секретарями — Валерий Викторович Игнатов, директор представительства Братского ЛПК в г. Иркутске, и Николай Никитович Ларионов, инженер треста «Востокэнергомонтаж».

С чего начать?


Итак, руководящие органы областной партийной организации избраны. Нужно формировать деятельный и действующий актив. Но уже второй этап областной конференции показал, что это дело непростое. Если на первом этапе 30 января присутствовал 251 делегат, то 3 апреля пришли всего 187 («АГ» № 18 за 10-16.04.1993). Ведь разногласия, проявившиеся перед съездом (как и на самом съезде), никуда не исчезли и не исчезнут сразу — нужна будет долгая кропотливая работа.

Разделилась РКРП, только часть её членов, твёрдых ленинцев, перешла в КПРФ. Это были такие люди, которые и не мыслили себя в другой партии — А.В. Шаталов, А.П. Бондаренко, П.М. Щепин, М.Н. Раздобреев, Н.Ф. Салацкий, В.И. Манжигеев, В.В. Чепурнов и другие, всего около 50 человек.

Александр Васильевич Шаталов, бывший лётчик, старший диспетчер Иркутского аэропорта, председатель Иркутской городской организации РКРП, делегат 1-го съезда РКРП, после решения Конституционного суда, не колеблясь, чётко определил свою позицию: только КПРФ. Был делегатом восстановительно-объединительной конференции Иркутской областной организации КПРФ, избран членом обкома. Большая часть его соратников по РКРП вместе с ним вступила в КПРФ. Остальные во главе с К.М. Фёдоровым остались в «тюлькинско-анпиловской» партии. Александр Васильевич тяжело переживал этот раскол, беседовал со многими, горячо убеждал передумать. По рассказам современников, он, якобы, и умер у телефона во время острого разговора с Фёдоровым.

Очень переживал этот «раскол» и Николай Францевич Салацкий, бывший председатель Иркутского горисполкома, в то время — заместитель председателя Иркутского областного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, секретарь созданной вскоре территориальной парторганизации «Возрождение». Он очень возмущался по этому поводу. По характеру он был мягким, сдержанным человеком, раньше от него никто никогда не слышал грубого слова, а тут он, как вспоминают, не сдержался и начал материться.

Как такового цельного областного партотделения практически ещё не существовало, более чем в половине городов и районов не были созданы партийные организации, комитеты, в большинстве других они были «скроены и сшиты на скорую нитку». После окончания перерегистрации региональная парторганизация насчитывала в своих рядах всего 1540 членов КПРФ (В докладе на областном торжественном собрании коммунистов 25 января 2003 года, посвящённом её 10-летию, было отмечено, что она выросла за это время в два раза). Представьте: нужно было создавать партийную структуру на территории области, равной по площади более 17 западным областям страны, среди которых такие, как Ленинградская, Московская, Тверская, Костромская, Новгородская, Смоленская и другие.

Становление и развитие партийной деятельности в целом зависели от организующего начала со стороны областного руководства. А у областного комитета не было оргтехники, транспорта, своей газеты. Отсутствовали и штатные работники для ведения хотя бы текущих дел. Даже делопроизводство нужно было начинать с нуля, так как ещё в 1991 году прокуратурой были изъяты все документы областной и местных организаций КПСС. Не было ни копейки денег, кроме тех, что добровольно вносили на текущие расходы коммунисты. У первого секретаря обкома С.Г. Левченко в этот период было, кроме того, немало проблем, как у руководителя крупного предприятия — Ангарского управления «Стальконструкция». К тому же он учился на заочном отделении Российской академии государственной службы при Президенте РФ.

Анатолий ХОТУЛЁВ, «Двадцать лет стойкости и мужества», том 1

См. Часть 1
книги, история, партия

0 не понравилось

Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Опрос посетителей
Если завтра выборы вы За

САЙТЫ
Личный кабинет
#########