Новости KPRF.RU
Телеканал "Красная Линия" приглашает на Всероссийскую акцию протеста 22 сентября


Телеканал "Красная Линия" приглашает на Всероссийскую акцию протеста 22 сентября против ...

Михаил Леонтьев записал хакасский вариант "Однако" для друга своего босса


Судя по всему, накануне второго тура выборов главы Хакасии дела у кандидата от партии ...

Тамбов. Начались задержания коммунистов, но встреча-митинг состоится


В преддверии акции протеста против повышения пенсионного возраста, которая состоится 22 ...

Дмитрий Новиков: США будут готовы препятствовать сближению двух Корей


Договоренности КНДР и Республики Корея, достигнутые в рамках прошедшего саммита в ...

«Кум, по-моему, в аббревиатуре ЦИК пропущена буква Р». Новые политические анекдоты от Ивана Никитчука


Представляем новые политические анекдоты от Ивана Никитчука. - Кум, вот возьми и ...

Архивы публикаций
«    Сентябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
12 мар 18:26В ПАРТИИ / ВЫБОРЫ

Сильные регионы – сильная Россия. Интервью Павла Грудинина в эфире телеканала «АИСТ»

Здравствуйте. О госте нашей сегодняшней программы буквально пару месяцев назад знала только Московская область и город Москва, а сейчас о нем говорит вся Россия. У нас сегодня в гостях кандидат в президенты Российской Федерации от партии КПРФ и патриотических сил Павел Николаевич Грудинин. Павел Николаевич, здравствуйте! Вы прибыли в Иркутскую область из немногих регионов, которые посетите в рамках избирательной компании. Почему именно Прибайкалье? Мы знаем, что у нас регион особый – руководитель губернатор от партии КПРФ, так что Ваш коллега – Сергей Левченко. Связан ли этот факт с Вашим выбором региона?

Сильные регионы – сильная Россия. Интервью Павла Грудинина в эфире телеканала «АИСТ»

Павел Грудинин: Здравствуйте. Первое, я считаю, что 13 регионов это немало. Второе, я не коллега, я беспартийный. Действительно, Левченко, он все-таки коммунист, и действительно, это есть, особенно сейчас тенденция к тому, чтобы лидеры КПРФ возглавляли регионы, и у них это хорошо получается. Сегодня, кстати, на встречах и в Усольском свинокомплексе и потом мы общались с людьми – они отмечают улучшение экономической обстановки. Это приятно. Потому что, когда коммунисты возглавляют регион, и люди говорят о нем хорошо, и что они увидели улучшение, это конечно приятно. И, кстати, Локоть (в Новосибирске), и Клычков сейчас в Орловской области, то есть появились люди, которые не складывают с себя полномочия в КПРФ, но одновременно выполняют государственную функцию и выполняют достаточно успешно. Поэтому мне очень приятно оказаться в этом регионе, где видны невооруженным глазом улучшения к лучшему, и где, как у нас, кстати, в совхозе вот эти принципы социалистические пытаются внедрить уже чиновники государственной власти. Хотя мы всегда перед нашими встречами с избирателями показываем опыт совхоза Ленина и других народных предприятий, которые говорят о том, что даже в наших очень сложных экономически условиях можно развивать бизнес и делать его социально ориентированным. И вот такую территорию социального ориентирования, которую мы построили в совхозе, мы и предлагаем построить везде.

Вопрос: Павел Николаевич, вот Вы сказали, что при руководстве Сергеем Левченко Иркутской областью мы достигаем неплохих результатов: и инвестиции увеличиваются, и бюджет с профицитом, и достигаем неплохих результатов, и промышленность растет. Как Вы считаете, данная история с Иркутской областью (Вы уже упомянули Новосибирск) является лишь прецедентом, либо это можно оформить в так называемую политическую франшизу и дальше работать в других территориях, если вот Вы, например, станете Президентом Российской Федерации?

Павел Грудинин: Знаете, что такое политическая франшиза? У нас есть определенная идеология, идеология, построенная на принципах справедливости, равенства, братства, в общем, социалистических принципах развития страны. Причем я считаю, что эта идеология заложена прямо в нашей Конституции. Если Президент является гарантом Конституции, то, естественно, он должен выполнять то, что написано там, а именно: бесплатное здравоохранение, бесплатное образование, поддержка неимущих слоев населения, которые попали в тяжелую жизненную ситуацию. У нас вообще по Конституции называется социальное государство. И, к сожалению, действия властей в последнее время расходятся с догмами, с нормами Конституции. Различными подзаконными актами внедряется платное обучение, платное образование, все меньше и меньше социальной защиты, все больше незащищенного или бедного общества, которого на самом деле по нашей Конституции не может быть. Зато появились неработающие и бедные, люди, которые не могут свести концы с концами. Тарифные компании увеличивают тарифы, по которым уже заплатить невозможно. Люди попали в долговую кабалу. Это все ухудшает психологический климат России. На мой взгляд, в наших лозунгах главное «Справедливость». Вот отсутствие справедливости: в распределении национального богатства, в отношениях между властью, чиновниками и людьми, - все это делает общество несбалансированным, и, таким, неустойчивым.

Вопрос: Вот Вы сказали про справедливость, социальную справедливость. Но есть еще справедливость, о которой многие политики сейчас говорят, особенно в регионах – между центром и регионами. Мы, как знаем, Иркутская область (я все-таки буду приземляться на тему Прибайкалья, нашей региональной специфики) – регион довольно богатый по промышленности, по природным ресурсам.

Павел Грудинин: Я бы больше сказал – очень богатый.

Вопрос: Очень богатый. И дело в том, что, как говорят руководители области, мы отдаем налогов больше, чем получаем обратно. Ваша точка зрения?

Павел Грудинин: Мы говорим о том, что в нашей программе есть установка на то, что минимум 50% всех налогов должны оставаться в регионе. Сильная Россия – это сильные регионы. Но когда высасываются все ресурсы в Москву, а потом раздаются: там удобные, неудобные губернаторы – все это неправильно. Поэтому налоги должны оставаться здесь.

Вопрос: Хорошая идея. Спасибо большое. Вот хотел бы поговорить еще немного о Вашей избирательной кампании. Вы действительно человек новый в федеральной политике и после того, как партия КПРФ и левые патриотические силы выдвинули Вас в качестве Президента Российской Федерации. Ваш рейтинг за неделю взлетел буквально до 15%. Это очень рекордная узнаваемость среди населения Российской Федерации. И рейтинг узнаваемости стал рекордным – Вас стали узнавать практически во всей стране. Но после этого средства массовой информации, газеты обрушились на Вас с критикой: оффшоры, совхоз имени Ленина, да что угодно. Можно ли сказать, что Вы к такому прессингу были не готовы (в том числе Вы говорили, что и за семьей Вашей ходят по пятам), что для Вас это было отторжением от этой избирательной кампании?

Павел Грудинин: Нет, отторжения никакого не было. Надо осознать, какая ситуация сложилась. Мне кажется, что мое выдвижение Коммунистической партией Российской Федерации было отторжением для всех игроков на этом поле, в том числе для администрации Президента.

Вопрос: То есть, не было согласовано.

Павел Грудинин: Да. Сначала, как помните, до Нового года, меня «запустили» на федеральные каналы и потом уже произошло такой уже известный случай, когда после того, как я побывал в программе у Соловьева Владимира Рудольфовича, он на следующий день на радио «Вести-FM» устроил голосование между мной, действующим Президентом и Жириновским. И вот тогда он взял и выдал в эфир, что у действующего президента почти 50%, у Жириновского – почти 5%, а у меня – 45%. И это послужило шоком для администрации Президента, для тех, кто на этом поле играет. И они поняли, что не просто повышение явки произойдет с появлением новой фигуры, а реальная опасность возникла. Ничего нового они не придумали, как устроить травлю кандидата.

Вопрос: Она сработала, по-Вашему?

Павел Грудинин: Точно скажу – сработала на узнаваемость.

Вопрос: А анти-рейтинг?

Павел Грудинин: Тогда ко мне бы не подходили экипажи самолетов фотографироваться, рабочие, таксисты и, выйдя на улицу, вы поймете, что грязь не сработала. Я думаю, что случилось как во времена раннего Ельцина, когда советская пресса обрушилась на него точно также со всякими небылицами, а рейтинг его от этого только рос.

Вопрос: Хорошо. То есть, по сути, они Вам сделали медвежью услугу в данном случае.

Павел Грудинин: Это не медвежья услуга. Есть такое выражение у американцев, в котором говорится о том, что любая информация для политика, кроме некролога – хорошо.
Вопрос: Давайте вернемся к Вашей встрече, которая буквально накануне состоялась в музыкальном театре Иркутской области. На ней Вы говорили о моногородах и территориях опережающего развития. Вы сказали, что от таких территорий опережающего развития надо отказаться, потому что капитал будет уходить за границу. Почему?

Павел Грудинин: В этом виде, в котором сейчас принят закон, это не территория опережающего развития, это территория, отданная на откуп иностранцам, к сожалению, которые выводят оттуда все национальные богатства. На этих территориях не действуют законы РФ, решения могут принимать муниципальные власти, люди, которые получили эту территорию. И это минус, а не плюс. Мне кажется, что надо заняться поддержкой отечественного бизнеса, а не отдавать иностранцам огромные территории для того, чтобы оттуда выкачивать ресурсы. Отдать на 75 лет это богатство и потерять территорию. Поэтому мы считаем, что этот закон должен быть отменен в том виде, в котором он принят. Нужно, наоборот, преференции отдавать отечественному производству, отечественным предпринимателям.

Вопрос: Сейчас отвлечемся от регионального уровня и перенесемся на международную арену. Вы сказали, что основные отрасли экономики необходимо национализировать, Вы дума тоже смотрели послание Президента, которое состоялось накануне, в котором он практически всё время посвятил внешней политике. Приоритет какому направлению отдаете вы? Внешней или внутренней политике страны? И не считаете ли Вы, что если национализировать основные отрасли, то «прессинг», который сейчас есть у России со стороны международной арены и других государств только усилится?

Павел Грудинин: Я вообще не считаю, что есть такое понятие «прессинг». Изоляция была достигнута в том числе и нашими внешнеполитическими действиями. На мой взгляд, наши внешнеполитические действия непредсказуемы не только для внешних сил, но и для внутренних. Потому что, если ты что-то делаешь – ты делай это до конца и делай это открыто. Слышали всё время повторяют «гибридная война», «гибридная политика»? Так вот наша внешняя политика, она гибридная, причем непонятная, в том числе для наших союзников. Потому что, если Вы ведете открытый и честный диалог со своими союзниками – Вы должны быть предсказуемыми на внешнеполитической арене. И я, кстати, абсолютно не согласен, что нужно столько внимания в обращении к Федеральному собранию уделять внешней политике.

Вопрос: То есть Вы бы уделяли больше внимания внутренней?

Павел Грудинин: Конечно, но мы должны понимать, что в мире считаются только с сильными. И если вы сильные внутри, то у вас есть возможность диктовать или выдвигать свои условия, в том числе на внешнеполитической арене. Пока мы очень слабая держава, меньше 2% мирового ВВП мы производим, мы сырьевая экономика, так на нас все и смотрят. А вот то, что было на обращении президента к Федеральному собранию – больше похоже на презентацию наших успехов в вооружении. Честно, я не знаю кого мы напугали. Меня, например, это немного насторожило. Потому что все вооружения, которые там были показаны – это всё наступательные вооружения, это не оборонительные. Поэтому, мне кажется, нам нужно больше заниматься собой, своей обороной. Мы не агрессивная страна, наша оборона должна быть сильная. У нас Министерство не войны, а Министерство обороны. Мне бы хотелось, чтобы мы больших успехов достигали в сельхозмашиностроении, станкостроении.

Вопрос: То есть в Вашем президентстве вектор будет направлен на внутреннюю политику?

Павел Грудинин: Да.

Вопрос: Вы сторонник Маркса? В том, что экономика определяет политику, а не наоборот?

Павел Грудинин: Да. Вы знаете, что в мире больше всего считаются с Китаем. У него 20% мирового ВВП. Это вторая экономика, а по некоторым позициям, может быть, и первая экономика мира. И поэтому все западные державы, так называемые наши потенциальные соперник, больше считаются с Китаем, чем с нами. Нам нужно стать такой же державой. В недавнем прошлом с нами считались не потому, что мы – ядерная держава, а потому что мы были сильной экономикой.

Вопрос: Хорошо, ясность здесь есть. Павел Николаевич, наблюдая за агитацией, а именно за дебатами, думается, что этот какой-то фарс, что это не серьезно. Вы недавно ушли с дебатов, заявив о том, что средства массовой информации только дискредитируют избирательную кампанию и кандидатов. Во-первых, почему Вы это сделали? И во-вторых, как должна быть выстроена система дебатов и донесения своей позиции кандидатов до избирателей?

Павел Грудинин: Дебаты – это столкновение мнений и обсуждение в прямом эфире, в прямом диалоге с соперниками. А то, что мы видим и до сих пор это продолжается – это не дебаты, это интервью. Когда Вам задает вопрос ведущий, Вы отвечаете куда-то в камеру, у Вас нет возможности оппонировать конкурентам, а если оппонирование и происходит, то аргументы по типу «сам дурак». На мой взгляд дебаты должны быть построены, как беседа, как диалог между соперниками. Руководство моего штаба и я написали письма с таким предложением и в Центральную избирательную комиссию, и в центральные средства массовой информации, которые проводят это всё. Но на наше предложение никак не отреагировали. И дальше это вообще превратилось в цирк. На мой взгляд, это произошло, потому что первое: был какой-то сценарий, разработанный властью. И сценарий этих дебатов был настроен на то, чтобы дискредитировать всех, участвующих там кандидатов. Мне кажется, что были расписаны роли. Вот Ксения Анатольевна, Владимир Вольфович, к них есть свои роли, они не собираются побеждать. Они должны доказать в дебатах, что ни одного человека достойного нет.

Вопрос: Если у них есть роли, то это проекты администрации президента.

Павел Грудинин: А Вы что, не видите, что они все проекты? Владимир Вольфович уже давно не собирается стать президентом. Он опешил от вопроса «Кто будет в составе Вашего правительства?», он просто не смог ответить на него, потому что он никогда об это и не думал. Он не собирается быть президентом. Есть те, которые по подписным листам были зарегистрированы, а подписные листы – это огромные деньги. Плюс возможность снять с выборов любого кандидата, если он не угоден. И поэтому все без исключения кандидаты – это люди согласованные. А то количество грязи, которое выливается в средствах массовой информации на кандидата от КПРФ – это как раз еще одно доказательство, что они опешили и не знали, что делать. Потому что в последний момент Коммунистическая партия Российской Федерации, применив, кстати, демократические принципы, выдвинула кандидата, которого не ожидал ни один из чиновников администрации президента.

Вопрос: А предложение Ксении Анатольевны устроить как раз такое общение, дебаты, только на другой площадке. Как Вы его рассматриваете такую идею?

Павел Грудинин: Вы знаете, что первым это предложил я на телеканале «Дождь», я предложил, что «давайте на вашей площадке или еще где-то устроим дебаты напрямую. Но главная задача Ксении Анатольевны не победить, а очернить всех кандидатов, которые есть. Вот эти фразы заготовленные о том, что «все здесь никогда не будут президентами, и я тоже, а есть только один президент, который будет им», «я – против всех». Да, действительно, она против всех, кроме одного кандидата. Её главная задача сделать из выборов фарс. И еще раз показать, что только один человек, который не пришел на дебаты, достоин быть кандидатом.

Вопрос: Можно ли сказать, что выборы Вас, как кандидата от КПРФ и широкого спектра левых сил в кандидаты в президенты – это и выборы Вашей кандидатуры, как будущего руководителя партии КПРФ?

Павел Грудинин: Я – беспартийный. У нас блок коммунистов и беспартийных. И КПРФ сама разберется в своих отношениях. Но! Вы видели, что сделало КПРФ? Они попытались консолидировать, и у них это удалось, все лево-патриотические силы. И даже если у них есть разногласия по прошлому, то у них нет разногласия по будущему развитию нашей страны. И это мудрость Геннадия Андреевича Зюганова и всего КПРФ в том, что она собрала большой спектр, в том числе не членов партии и выступило единым фронтом. И у нас единая программа. Которая была согласована всеми политическими силами в блоке. Потому что Отчество в опасности.

Вопрос: Ваше главное достижение?

Павел Грудинин: То, что я сохранил и приумножил свое хозяйство, в котором я родился и вырос.

Вопрос: А неудача?

Павел Грудинин: Мне удавалось всё, что я задумал. Но бывало, что я выигрывал выборы, но не всегда удавалось зафиксировать результат.

Вопрос: Ваше первое действие на посту президента?

Павел Грудинин: Сокращение расходов на содержание администрации президента и самого президента

В студии был Павел СТЕПАНОВ
Полную версию интервью смотрите на ТК «АИСТ»: 13 марта 2018 года в 12.00, 16 марта 2018 года в 10.20
Выборы-2018, интервью, Грудинин

2 не понравилось

Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Опрос посетителей
Согласны ли Вы с повышением пенсионного возраста?

САЙТЫ
Личный кабинет
#########